Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/Литература Норвегии/Гамсун-2009/Статьи о Гамсуне/Церковь и Гамсун/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:




Норвежские авторы2009 - Год ГамсунаСтатьи о литературе
Литературные событияНорвежская классикаО писателях Норвегии
Слово переводчикаПоэзия НорвегииЛитература Норвегии: краткая история
Книги и переводная литератураНорвежские сказки Гамсун-2009
Год Гамсуна: мероприятия Статьи о Гамсуне Книги и рецензии
Малая проза ГамсунаИнтересное о ГамсунеГамсун в стихах и прозе
Гамсун и театрМеждународная конференция в ЦДЛЭссеистика Гамсуна
Конкурс кукол - Сказочная страна ГамсунаДни Гамсуна в Санкт-Петербурге 

Церковь и Гамсун

Русская Православная Церковь и Гамсун… Думаете, такое противопоставление (и противопоставление ли?) невозможно? Тогда читайте статью  Августина (Никитина).

 

Августин (Никитин)

 

«Русская Православная Церковь планирует возвести часовни на каждом из железнодорожных вокзалов и аэропортов российской столицы. Об этом сообщил 18 сентября глава Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев).

Как сказал митрополит, "транспортные узлы, коими являются вокзалы и аэропорты, являются для Церкви очень важным миссионерским полем". Дело в том, пояснил он, что именно здесь во время путешествий "люди чаще всего оказываются беззащитны перед лицом криминала, да и просто потеряв билеты или деньги".

"Кроме того, - добавил митрополит Кирилл, - в наших условиях путешествие пока что зачастую сопряжено со стрессами. Поэтому вокзалы и аэропорты имеют полное право на то, чтобы стать местом встречи Церкви с пострадавшими людьми".

В настоящее время домовый храм уже действует на Павелецком вокзале, на остальных семи вокзалах для таких часовен уже выделены помещения. Собственные церкви с недавних пор есть также у аэропортов "Домодедово" и "Шереметьево"» (Часовни будут на всех вокзалах. // НГ-Религии, № 18(89), 26.09.2001, С. 2.)

До 1917 года церковная топография России была неразрывно связана с обычаем воздвигать часовни во всех значимых общественных местах - на железнодорожных станциях, в столовых, в магазинах, просто на улицах городов в память о том или ином событии. Любой город России (а тем более ее две столицы – Москва и Санкт-Петербург) представлял собою настоящее средоточие православных святынь. И следует отметить необыкновенную почитаемость всех этих многочисленных церквей, церквушек, часовенек, просто святых мест среди народа.

Об этом, например, свидетельствует один именитый путешественник-иностранец, обративший внимание на особенности церковного быта российской столицы в прошлом веке, - Кнут Гамсун, один из крупнейших писателей, лауреат Нобелевской премии, родившийся в 1860 году (ск. в 1952). Желание побывать "на родине Достоевского" возникло у него весной 1899 г., а уже в начале сентября он поездом прибыл в Санкт-Петербург.

В отличие от своих предшественников - иностранных авторов, бывавших в столице Российской империи, - Гамсун лишь кратко упоминает о ее достопримечательностях: "Есть в Санкт-Петербурге здания незыблемые - это Зимний дворец, Эрмитаж, Храм Воскресения, Исаакиевский собор. Зато остальной Санкт-Петербург постоянно растет и движется, как и вся остальная Россия"1. Большее внимание норвежский писатель уделил религиозному быту. Именно у Гамсуна можно найти те сведения, какие не встречаются у его собратьев по перу. Вот описание отъезда из Петербурга в Москву: "Вечером мы заблаговременно приезжаем на Николаевский вокзал. Здесь я впервые вижу лампады, горящие перед иконами, - пишет Гамсун. - Когда в глубине открываются двери, в зал врывается шум паровозов и стук колес. Но, несмотря на этот шум, перед ликами святых денно и нощно горят вечные лампады, денно и нощно, иконы похожи на маленькие алтари - к ним ведут две ступеньки, и лампады теплятся тихим светом"2.

Нынче многое изменилось. Вокзал, названный в свое время в честь императора Николая I, переименован в Московский. Статуя императора Александра III, стоявшая на площади перед ним (архитектор Паоло Трубецкой), с 1917 года в течение нескольких десятилетий полулегально хранилась во дворе Русского музея (бывший дворец, построенный в 1819-25 гг. К.И. Росси для великого князя Михаила Павловича). И лишь несколько лет назад конную статую императора Александра III установили во дворе Мраморного дворца (бывший музей Революции) на месте "броневичка"...

На Московском вокзале уже не найти часовни, где можно было бы помолиться перед дальней дорогой. И тем большую ценность представляют строки Кнута Гамсуна, описывающие вокзальную атмосферу того времени: "Приходя или уходя, русские крестятся перед иконами. Они осеняют себя крестным знамением, опускаются на колени, бьют поклоны и снова крестятся, и все это они проделывают привычно и очень быстро. Я слышал, что русские никогда не пускаются в дорогу, не исполнив этого обряда; матери подталкивают детей поближе к святым, и старые, увешанные орденами офицеры обнажают головы, отвешивают поклоны и многажды осеняют себя крестным знамением, прося об удаче в пути. А снаружи грохочут колеса, свистят паровики"3.

Если когда-то А.Н. Радищев посвятил целую книгу путешествию из Петербурга в Москву (СПб., 1790), то Гамсун предельно краток: "Спустя 15 часов после того, как мы покинули Санкт-Петербург, мы в Москве"4.

И конечно же, первая поездка в Первопрестольной - к Московскому Кремлю. Ныне Москва меняется на глазах. Восстановлены некоторые кремлевские святыни, но, к сожалению, утрачена та неповторимая атмосфера, которую передает Гамсун в своих заметках: "У Спасских ворот извозчик оборачивается к нам со своего облучка, снимает шапку и дает нам понять, что мы должны сделать то же самое. Этот обычай завел царь Алексей. Мы обнажаем головы и видим, что все люди идут или едут через ворота, обнажив головы. Извозчик трогает - и вот мы в Кремле"5.

В свои 39 лет Гамсун был уже известным писателем, объехавшим полмира. "Худо-бедно, но я повидал четыре из пяти частей света, - не без гордости замечает норвежский автор. - Правда, я не все там видел, а в Австралии так и вовсе не был, но кое-где я все-таки побывал и кое-что все-таки повидал, однако ничего подобного Московскому Кремлю мне видеть не приходилось. Я видел прекрасные города, Прага и Будапешт, по-моему, очень красивы, но Москва - это сказочный город"6.

Перед взором норвежского писателя Москва предстала во всем своем великолепии. Конечно, кое-что из утраченного после 1917 года ныне восстановлено. Снова мы можем созерцать храм Христа Спасителя, воздвигнутый в Х1Х в. по проекту К.А. Тона. (Гамсун уже видел тоновские сооружения - Николаевский вокзал в С.-Петербурге (1844-1851) и аналогичный вокзал в Москве). Но об утраченном величии Москвы мы можем судить только по записям "мирного времени".

"В Москве четыреста пятьдесят церквей и часовен, и когда на всех колокольнях звонят колокола, кажется, будто над этим миллионным городом содрогается воздух, - пишет Кнут Гамсун. - С Кремлевского холма открывается великолепнейший вид. Я и представить себе не мог, что на земле есть такой город: куда ни глянь, повсюду зеленые, красные и золотые шпили и купола. Это золото и небесная синь затмевают все, что могло нарисовать мое воображение. Мы стоим у памятника императору Александру II и, опершись о перила, смотрим окрест, нам сейчас не до разговоров, и глаза наши невольно увлажняются"7.

Наибольший интерес для писателя представил Успенский собор Кремля - тогдашний символ и духовной, и светской власти. "Храм этот не особенно велик, но нет в мире другой церкви, в которой было бы собрано столько же драгоценных камней, как в этой, - начинает Гамсун свой рассказ. - Здесь коронуются цари. Храм сверкает золотом, серебром, драгоценными камнями, от пола до самого купола он разукрашен мозаикой и орнаментом, в нем великое множество изображений святых и патриархов, распятий и темных фресок. На одной из стен собора есть небольшое пустое пространство: здесь каждый новый царь вставляет в дар церкви свой камень. Это небольшое пространство ждет новых камней от новых монархов. А кругом на стенах сверкают алмазы, смарагды, сапфиры и рубины"8.

Одна из чтимых святынь, хранившихся в Успенском соборе, - часть Ризы Господней. Согласно старинной традиции, частичка этой Ризы влагалась в нательный крестик крещаемого наследника Российского престола. Эта святыня передавалась из поколения в поколение, вплоть до расстрельных 1917-1918 годов. (Такой же обычай был и в роду А.С. Пушкина). Вполне понятно, что Кнут Гамсун не мог знать таких подробностей, но важно то, что он знакомит своих читателей со святынями Успенского собора:

"Есть здесь и другие достопримечательности, которые нам показывает церковный служитель. Пока набожные москвичи молятся перед различными алтарями и святыми иконами, служитель, даже не слишком понижая голос, объясняет нам, что вот лоскут от ризы Христа, святыня под стеклом - гвоздь от Креста Господня, а в запертом ларце хранится кусочек от ризы Девы Марии. Мы с благодарностью одариваем мелочью и служителя, и нищих у входа и покидаем храм, ошеломленные всем этим сказочным великолепием"9.

Подводя итог сказанному, Кнут Гамсун как бы извиняется перед читателями: "Возможно, я не все верно запомнил: я не мог записывать в храме и был слишком потрясен увиденным - у меня глаза разбегались от обилия этих немыслимых сокровищ, но я уверен, что большую часть их я не назвал и даже не видел. В храме повсюду теплились лампады и царил сумрак, многие детали я не сумел разглядеть. Но весь храм в целом представляется единой неповторимой драгоценностью"10.

Впрочем, растерянность гостя из Норвегии вполне оправданна. Ведь панорама Москвы, открывшаяся его взору с Колокольни Ивана Великого, невольно вытесняла прежние впечатления: "Преодолев четыреста пятьдесят ступенек, мы поднялись на Колокольню Ивана Великого и любовались оттуда Москвой. Вот откуда лучше всего видно величие и неповторимость Москвы!"11.

Здесь, наверху, утрачивали спокойствие не только мирные, штатские путешественники, но и военные, чей глаз привык не к романтическому созерцанию, а к рекогносцировке. По словам Гамсуна, "даже сам Мольтке немного растерялся в этом городе, он пишет, что Москву «можно представить себе мысленно; но увидеть ее в действительности - невозможно». А ведь он сказал эти слова, стоя на Колокольне Ивана Великого и взирая на эту «действительность»"12.

...Из Москвы путь Гамсуна лежал на юг России. Сидя в пролетке, он заносит в свой блокнот такие строки: "Извозчик везет меня на Рязанский вокзал, осеняя себя крестом перед каждой церковью, мимо которой мы проезжаем, и каждыми воротами, на которых висит икона..."13.

Сегодня на улицах Москвы или Санкт-Петербурга (хорошо уже то, что не Ленинграда) не встретишь благочестивых извозчиков, либо просто прохожих, снимающих шапку и крестящихся, проходя мимо храма. Однако возвращение к вере нашего народа началось, и помощь Церкви в серьезных для людей обстоятельствах является неоценимым вкладом на этом пути.

 

Примечания:
1
Гамсун Кнут. В сказочном царстве. Путевые заметки. Статьи. Письма. М. 1993, С. 11.

2
Там же, С. 12.

3
Там же, С.12.

4
Там же, С. 15.

5
Там же, С.15.

6
Там же, С. 15.

7
Там же, С. 15.

8
Там же, С.16.

9
Там же, С. 16.

10
Там же, С. 16.

11
Там же, С.17.

12
Там же, С.17.

13
Там же, С. 22.

 

 



Важно знать о Норвегии


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics Counter

Церковь и Гамсун Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru