Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/О Норвегии/Лицом к лицу/России и Норвегии необходимо дополнять друг друга/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум



на правах рекламы:




рекомендуем посетить:


России и Норвегии необходимо дополнять друг друга

Ейвинд Нордслеттен: «Мне повезло работать в России»

России и Норвегии необходимо дополнять друг друга

В нем почти безошибочно можно определить норвежца даже издали - высокий, сухощавый блондин, причем образ викинга не портят даже интеллигентские очки.

На его книжных полках в холле личных апартаментов Генерального консула в консульском здании на улице Софьи Перовской в Мурманске - собрание сочинений Достоевского. Бросился в глаза том с крупной надписью «Idioten» на корешке. В кабинете на полке под рукой - толстенные «кирпичи» с понятными без перевода названиями «Stalin» и «GULAG», рядом чуть потоньше «Kolyma».

Прошел год с тех пор, как Ейвинд Нордслеттен назначен на должность Генерального консула королевства Норвегия в Мурманске. Это своего рода этап, позволяющий подвести первые итоги.

- Вы 9 лет проработали чрезвычайным и полномочным послом Норвегии в России, жили в Москве. Мурманчане иногда обижаются, дескать, федеральный центр недостаточно внимания уделяет Северу. А бывая в Северной Норвегии, точно так же ощущаешь, что жители немного обижены на Осло. А вы как считаете?

- Вряд ли люди, живущие на Севере, будь это в Норвегии или в России, когда-нибудь скажут, что внимания со стороны центральных властей достаточно. Но у меня складывается ощущение, что сейчас чувство нехватки внимания ощущается не так остро, как это, может быть, было прежде. Я бы сказал, что скорее наоборот. Наше правительство сделало северный вектор главным приоритетом своей политики вообще, в том числе внешней политики. Сейчас наша экономика в отличие от многих стран Европы не страдает от кризиса. В Норвегии почти нет безработицы, а на Севере наблюдается небывалый оптимизм.

- Чем это вызвано?

- Во-первых, рыба. Ее запасы сейчас в очень хорошем состоянии. И это потому, что мы управляем большими рыбными ресурсами на Севере вместе с Россией. Ежегодно у нас собирается Смешанная норвежско-российская комиссия по рыболовству и определяет квоты. Недавно такое совещание прошло в Норвегии, и только на треску квота составила миллион тонн. Наши рыбаки получают 2 евро, или почти 3 доллара, за килограмм трески. Это значит, что одна только тресковая квота в этом году в общей сложности оценивается приблизительно в три миллиарда долларов. Цифра очень существенная и для российских рыбаков, судовладельцев, рыбопромышленников, и для наших.

Кроме того, и не менее важно, Норвегия - та страна, где в прошлом году, в Баренцевом море в том числе, были найдены самые большие в мире новые запасы углеводородов, и это тоже, естественно, дает повод для оптимизма.

У России перспективы, конечно, еще более впечатляющие. У вас огромный континентальный шельф, я недавно читал, что он составляет 8 миллионов квадратных километров. И возможности найти там большие новые залежи углеводородов, мягко говоря, позитивные.

- Как вы считаете, выгодно ли Норвегии сотрудничать с Россией в сфере технологий добычи? Стоит ли Норвегии «выращивать» себе конкурента?

- Однозначно стоит сотрудничать. Во-первых, налажен хороший диалог. У нас есть министерство нефти и энергетики, и у вас министерство природных ресурсов и также энергетики. Между ними установились очень тесные связи.

Норвежская компания «Статойл» тесно сотрудничала с «Газпромом» по продвижению Штокмановского проекта. Норвежские технологии плюс российские технологии, ну и, конечно, французская «Тоталь» - это хороший пример того, как мы можем совместно работать над таким сложным, но потенциальным проектом. «Статойл» хоть и вышел из проектной организации, но оставил за собой возможность участия в реализации Штокмана в других форматах. Кроме того, в мае этого года был подписан договор о сотрудничестве между «Статойлом» и «Роснефтью». Он свидетельствует о том, как наши и ваши технологии могут соединяться и дополнять друг друга.

Почему я говорю «дополнять»? Россия добывает нефть больше ста лет, со второй половины XIX века. У нас нефтяная индустрия более молодая, но тем не менее мы добываем нефть в Северном море начиная, кажется, с 1971 года. Мы добываем нефть исключительно на шельфе. Россия - пока больше на суше. У нас на суше углеводородов нет, зато за 40 лет морской добычи в этом накоплен большой опыт, к тому же у нас создана передовая промышленность по выпуску платформ и другого оборудования для ТЭК.

Помню, как в свое время с официальным визитом к нам приехал премьер-министр Советского Союза Николай Рыжков, до того возглавлявший огромное советское предприятие «Уралмаш» и мысливший большими категориями. Наш тогдашний премьер Гру Харлем Брунтланд показывала ему строительство платформы «Статойл А». В то время это была самая большая перемещаемая конструкция в мире. Многоуважаемый Николай Иванович, привыкший к гигантским советским масштабам, про эту конструкцию сказал: «Вот вам восьмое чудо света!» Мы хвастаться не любим, но у нас есть все-таки достижения, которые интересны для партнеров.

Повторяю, нам необходимо дополнять друг друга. Российские компании сейчас проявляют к нам интерес. И не только «Газпром» и «Роснефть», «ЛУКойл» только что также открыл свое представительство в Осло. Ожидаем, что российские нефтяные компании через недолгое время будут представлены на нашем шельфе. Мы это приветствуем.

- В отношениях между нашими странами почти нет проблем, особенно после подписания договора о разграничении морских пространств. Однако наши рыбаки вряд ли остались этим довольны, постоянно говорят об обидах на норвежскую сторону. Они считают, что Норвегия ущемляет их интересы, что задержания российских рыболовных судов почему-то, как по заказу, происходят перед важными совещаниями на рыбную тему.

- Иногда мы слышим такую точку зрения, но не разделяем ее. Мы задерживаем суда и проводим их в наши порты не потому, что приближается какая-нибудь сессия, это вовсе не связанные вещи. Кроме того, иногда говорят, что мы отдаем предпочтение контролю именно над вашими судами. Это не так. Статистика показывает, что мы в равной мере контролируем и обнаруживаем нарушения на судах, которые принадлежат и норвежским владельцам, а также на тех, что приписаны к третьим странам.

Почему мы это делаем? Ответ простой - чтобы был порядок, чтобы действовали правила и законы в наших зонах юрисдикции, другими словами, ведем такой же надзор и контроль у себя, как Россия на своей стороне.

Конечно, для российских судов констатация нарушений, влекущих за собой последствия в виде штрафов или конвоирования, к примеру, в Тромсё, вопрос серьезный. Поэтому сейчас между нашими и вашими властями ведется постоянный диалог, чтобы нам с вами обойтись без таких случаев, другими словами, найти практические решения, которые сделали бы максимально удобным ведение промысла и нашим, и вашим рыбакам.

Хочу добавить. В прошлом году как раз в это время очень много писалось об аресте российского судна «Сапфир-2». А в начале этого года тот же «Сапфир-2» находился в бедственном положении в Баренцевом море в рыбоохранной зоне вокруг Шпицбергена. Траулер намотал трос на винт и самостоятельно не мог двигаться. Наша береговая охрана, которая год назад конвоировала его в Тромсё, занималась его спасением. Взяла «Сапфир-2» на буксир и доставила в Тромсё, где наши водолазы освободили винт.

Судно буксировали двое суток. Если это делать за деньги - получится весьма существенная сумма. Наша береговая охрана это делает бесплатно, потому что и приставлена для того, чтобы не только контролировать, но и помогать, когда возникнет нужда. Мы знаем, что так действовали бы и российские коллеги. Море, как говорят, наше поле. А в данном случае море - наше общее поле.

- Можно вспомнить и разгул браконьерства и неконтролируемого вылова в 90-е годы. Изменить ситуацию удалось именно благодаря совместным усилиям российских и норвежских властей.

- Да, в 90-е годы, да и в начале этого столетия в северных морях был не тот порядок в рыболовстве. Можно спорить об объемах нелегального вылова. С нашей стороны говорили, что ежегодно вылавливается больше 100 тысяч тонн, что очень много. Сейчас такого нет именно потому, что ваша береговая охрана и наша береговая охрана ведут четкий контроль за промыслом.

Да, иногда рыбаки жалуются, но одновременно мы слышим касательно всей системы промысла на Севере, что здесь созданы такие рамочные условия, которые положительно отличаются от того, что происходит в других регионах. Это наше общее с Россией достижение. Поэтому и запасы большинства промысловых рыбных ресурсов на Севере находятся в самом лучшем состоянии.

- Какие перспективы двусторонних отношений вы видите?

- На протяжении последних лет мы с Россией совместными усилиями добились очень многого и вышли на новые рубежи сотрудничества. Но все-таки есть еще неисчерпанные возможности для взаимодействия. Прежде всего это касается экономического сотрудничества. Норвежские предприятия уже вложили значительные инвестиции в Мурманске - такие фирмы, как Reinertsen, len Betong, представители гостиничного бизнеса и банков. Но это должно быть только началом.

Дальнейшее сотрудничество я также не в меньшей мере вижу в упрощении передвижения через нашу границу. Буквально только что мы с норвежской стороны в одностороннем порядке ввели новые правила. Во-первых, гражданин России, который постоянно проживает в Мурманской и Архангельской областях, сейчас может обращаться в наше Генеральное консульство и получить многократную визу на один год при первой подаче заявления.

Во-вторых, не нужно приглашения, не нужна личная явка, за него оформить визу может, например, представитель туристической компании. Кроме того, как и наши соседи финны, мы также вскоре открываем прием заявлений на получение визы в представительстве одной из компаний, которая займется их обработкой. Это тоже шаг в сторону упрощения, чтобы людям было как можно проще ездить к нам, в Норвегию. Вот к чему мы стремимся.

Выдано уже более 600 удостоверений приграничного жителя, которые при наличии паспорта дают право на три года пересекать границу без визы и каждый раз находиться в соседней стране до 15 дней. Гражданин России, проживающий в 30-километровой приграничной зоне, может посещать Норвегию сколько угодно раз в течение трех лет. Также и норвежские жители коммуны Сёр-Варангер могут обращаться в Генеральное консульство России за такими удостоверениями для посещения 30-километровой российской приграничной зоны. Мои добрые коллеги в Киркенесе, кстати, уже выписали больше тысячи таких удостоверений.

Понимая, что ездить для оформления удостоверения в Мурманск далеко, мы намерены открыть временный офис нашего консульства в Никеле или Заполярном, где будем раз в неделю принимать заявления. Правда, о точных сроках открытия говорить пока рано - сейчас прорабатываются технические вопросы. Главное, есть поддержка российских властей и вопросу дан зеленый свет.

Большая политика - это хорошо, у нас хорошие взаимоотношения, но не менее важно, чтобы эта добрая атмосфера сказывалась в буднях для обыкновенных людей, то есть чтобы для вашего Ивана Ивановича и нашего Ула Нурмана посещение другой стороны проходило максимально беспрепятственно и просто. Сейчас в «Сёр-Варангер авис» - самой большой газете в Киркенесе - я читаю статьи на двух-трех страницах. На них - карта Никеля и Заполярного с указанием, где расположены кафе, гостиница, библиотека, музей и так далее. Новая безвизовая система набирает темп. Мы уже видим, что она востребована, это уже сказывается. Уверены, когда начнем принимать документы там, на месте, дело пойдет еще активнее.

- После 22 июля 2011 года Норвегия стала другой, многие об этом говорят. Брейвик осужден, отбывает наказание. Но продолжают звучать голоса, что Брейвик хотел поставить перед обществом очень важные и актуальные вопросы. Другое дело, что он избрал для этого чудовищный способ. В России, как и в Норвегии, вопросы миграции тоже назревают. Можно ли пускать на самотек эти процессы?

- Сейчас я нахожусь в стране нашего доброго соседа, где проживает, не помню точно, около 150 национальностей. У России огромный опыт по налаживанию отношений между разными народами и этническими группами. Когда я рос после войны, Норвегия была страной с двумя народами: норвежцы и на севере саами. Теперь же больше 10 процентов нашего населения - люди, которые родились не в Норвегии. В некоторых городах, например, в Осло или Ставангере, вблизи которого я родился и вырос, эта цифра достигает уже 20 процентов. Значит, каждый пятый житель там - не коренной норвежец.

Тенденции эти остановить нельзя, да и нежелательно. Это факт нового мира, глобализации.

Да, естественно, в связи с этим возникают определенные проблемы, мы видим их в нашей стране, в других странах и у вас. Однако надо также иметь в виду, что это новое, как у нас говорят, более «пестрое», население обогащает наше общество в широком смысле слова.

Иммиграция у нас - что это и откуда? Например, в Норвегии работает очень много людей из Швеции и других Северных стран и Западной Европы. В отличие от многих других стран наша экономика динамично развивается и испытывает большую нехватку рабочей силы. Если все приехавшие в Норвегию в течение последнего десятилетия иностранные граждане вдруг уедут, Норвегия остановится. Экономика сразу пойдет вниз, в этом нет сомнений.

Много людей также приезжают из дальних стран, принадлежат иной культуре. Норвегия открывала двери для тех, кто попадал в кризисные, конфликтные зоны, будь то Шри-Ланка, Африка или Балканы. Мы не скрываем, что иммиграция также влечет за собой вызовы и проблемы. Однако, как показывает наш опыт, надо делать максимум для интеграции, проявлять толерантность, но чтобы одновременно был порядок и уважались законы.

Иностранцы, по большому счету, у нас хорошо интегрируются. Кто лучше всего учится в наших университетах? Россияне, китайцы, индийцы, ланкийцы - уже доказано. Это «новые норвежцы». Многие из представителей совсем иных культур становятся полнокровными членами нашей - уже теперь многонациональной! - страны, где сейчас, так же, как у вас, проживает 150 народностей.

На днях назначена первый в истории Норвегии министр - выходец из Пакистана. Ей 29 лет, очень способная девушка, теперь она у нас министр культуры. Вот вам и пример - приехала, вошла в наше общество, училась, проявляет себя, активно участвует в жизни и вносит свой весомый вклад в развитие нашего уже многонационального общества.

- Давайте от глобальных тем перейдем к личным. Как вам живется в Мурманске?

- Мне здесь нравится жить. Жаль, что большинство норвежцев мало знает о Мурманске. Да, городской ландшафт и архитектура, скажем так, не самые яркие. Все равно город приятный. Здесь все есть в магазинах, есть хорошие рестораны, замечательные музеи. Краеведческий музей у вас - яркое выражение достижений вашей страны в области музейного дела и культуры вообще. Рядом с нами на улице Софьи Перовской находится филармония. Может быть, она не совсем такая, как консерватория в Москве, где я бывал несколько сотен раз, но все равно музыка там звучит в лучшем исполнении оркестра города и гостей. С удовольствием туда часто хожу.

Ко всему сказанному можно добавить, что здесь красивая природа, хорошая рыбалка, прекрасные возможности для прогулок на лыжах и игры в настольный теннис, который я также люблю. Но главное - общение с добрыми людьми.

Думаю, что работаю сейчас на своем последнем посту - через год с лишним мне будет семьдесят. В этом году исполняется 46 лет с той поры, как я совсем молодым человеком впервые приехал в Москву работать в посольстве Норвегии. И сейчас заканчиваю свою карьеру, работая в Мурманске, на севере России. Я считаю, что мне с этим повезло.

- Вы здесь не скучаете по семье?

- Да нет, жена работает на нашем главном норвежском телерадиоканале NRK, в отделе новостей первого канала радио. Ей нравится там работать, а мне здесь. Мы и так счастливы. У нас двое детей - сын и дочь, которые уже взрослые. Есть два внука и внучка, причем маленький внук и внучка - наполовину норвежцы, наполовину русские. Дочь тоже поступила на дипломатическую службу и сейчас работает в нашем посольстве в Варшаве. Мои дети жили с нами в Москве и говорят по-русски. Для них это умение и знакомство с Россией являются тоже важным дополнением к их общей эрудиции.

Волей случая мне выпало долго жить и работать в вашей стране - в Советском Союзе, России, а также в Украине. Для меня эта случайность стала счастливой, и я никогда не жалел, что мне выпал такой жизненный путь.

опубликовано: БНИЦ/Шпилькин С.В.  Источник: "Голос России"/ "Мурманский вестник", Мурманск  Автор: Игорь Катерничев



Важно знать о Норвегии Ейвинд Нордслеттен: «Мне повезло работать в России». России и Норвегии необходимо дополнять друг друга



Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

реклама на сайте:


Рекомендуем посетить:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics

России и Норвегии необходимо дополнять друг друга Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru