Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/Литература Норвегии/Слово переводчика/Э.Л. Панкратова: от Шекспира до Гордера/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:
Отзывы о аквапарк more-on.ru.
Горки для аквапарка цена more-on.ru/aquapark.html.



Норвежские авторыСтатьи о литературеЛитературные события
Норвежская классикаО писателях Норвегии Слово переводчика
Поэзия НорвегииЛитература Норвегии: краткая историяКниги и переводная литература
Норвежские сказкиГамсун-2009 

Э.Л. Панкратова: от Шекспира до Гордера

Элеонора Панкратова – одна из самых известных и уважаемых переводчиков норвежской литературы. Благодаря её переводам, русские читатели имеют возможность насладиться  книгами Кнута Гамсуна, Сигрид Унсет, Боргена, Юстейна Гордера.

Для начала, не могли бы вы сами немного рассказать о себе и о том, почему вас заинтересовала норвежская литература? 
 
Собственно говоря, судьба у меня в чем-то удивительная, с элементами какого-то романтизма. Еще будучи школьницей, я начала читать Кнута Гамсуна. Это было глухое советское время, когда Гамсун был запрещенным писателем. Но дело в том, что я росла в семье, где было очень много книг, просто огромная библиотека, хотя мои родители не имели никакого профессионального отношения к литературе. Мой отец был капитан дальнего плавания. Сама я родилась в Петербурге, тогдашнем Ленинграде. Но поскольку мой отец был человек исключительно культурный и высокообразованный, он мне с детства вместо рассказов и сказок пересказывал содержание разных книг. «Принц и нищий», например. А когда мне было примерно 12 лет, он мне сказал: «Знаешь, есть удивительный писатель в Норвегии, который написал совершенно потрясающие романы о любви. Но в тоже время с ним произошла страшная вещь, он был фашистом». А для меня это было откровением, как человек может быть благородным и «хорошим», талантливым, но при этом фашистом.  И для меня это осталось загадкой на всю жизнь. Вот как это может уместиться в человеке?
Свою профессию я выбрала очень рано. Хотела поступить на филфак. Еще школьницей, живя в Москве и проходя мимо филологического факультета, у меня была такая девическая мечта: вот я поступаю на филфак, который был расположен напротив Кремля и вот уже  студенткой, в  красивом платье сижу в этом садике за старинной оградой. Это был мой идеал. И при этом хотела заниматься какой-то скандинавской литературой. Тут, наверное,  ингерманландские корни (с маминой стороны) сыграли свою роль (ведь исторически ленинградская область - «приют убогого чухонца», так что скандинавское, прибалтийское – это родное).

Норвежская литература не очень распространена в России. Не было боязни оказаться невостребованной в своей профессии?
У меня всегда был, может быть, наивный взгляд на жизнь, но, если ты хороший специалист, ты не можешь быть невостребованным. Если ты умная и красивая, неужели тебя не полюбят? Я наивно всю жизнь в это верила и, наверное, во что веришь, то и сбывается. Так, в общем, у меня в жизни и получилось.

А каких норвежских писателей, кроме любимого Гамсуна, еще могли бы выделить?
Гамсун – это очень любимый, и даже могу похвастаться, что целых  пять сборников мною выпущено, не считая статей о нем  в книгах и журналах. Но я еще занималась Сигрид Унсет. Две книги вышли. В издательстве «Прогресс-традиция» вышли романы «Фру Марта Оули» и «Весна» и в издательстве «ОГИ» «Возвращение в будущее». Кроме того, я переводила Юстейна Гордера,  сказки Асбьернсена и Му, эссе Нильса Юхана Рюда. В свое время писала диссертацию по Юхану Боргену, который тоже был большой поклонник Гамсуна.  И как-то все получалось как-то так, что мои знания и умения оказались очень востребованы. Когда я писала о Юхане Боргене, издательство «Прогресс» решило издать его  прославленную «трилогию о маленьком  лорде» (перевод Юлианы Яковлевны Яхниной ). Мой профессор ВП   Неустроев сказал, что у него есть «юное дарование», которое вполне может написать  необходимое предисловие. В издательстве удивились, предисловие заказали. На рецензию отправили Ясену Засурскому. У него было  несколько  маленьких замечание, а в целом он написал, что это очень хорошо написанное литературное предисловие. Тем самым дал мне «путевку в жизнь», так никогда со мной и не познакомившись. Я до сих пор храню этот пожелтевший листочек.  Кстати потом я убедила издателей  сделать сборник новел  Боргена, а потом и его публицистики «Слова, живущие во времени».

Переводом стихов никогда не занимались?
Нет, хотя бывают соблазны и можно сказать наглость. Например, какие-нибудь белые стихи. Но такое желание возникает очень редко. Я все-таки человек, для которого ближе проза (любимые жанры - роман и новелла), которому по душе какие-то сказочные повести того же самого Юстейна Гордера.

Вы переводите только художественную литературу?
Иногда я перевожу и не художественную литературу. Вот сейчас вышла «История психологии». Но дело в том, что я никогда не перевожу, и никогда не делала того, к чему бы у меня не лежала душа, и к чему не было бы какого-то внутреннего интереса. «Историю психологии» Пера Саугстада  я перевела, потому что я считаю, что сейчас «век психологии», век манипуляции сознанием.  Мне стало интересно, хотелось понять, что это за наука. И действительно эта книга какие-то вещи для меня прояснила.

Что сложнее переводить - художественную литературу или публицистику?
Везде свои трудности. Когда переводишь художественную литературу, важно найти  стиль, ритм повествования, а если говорить  о диалогах , то, надо быть в какой-то степени актером, уметь перевоплощаться. А когда переводишь художественную публицистику, написанную, например, Кнутом Гамсуном или Сигрид Унсет, то это тоже отдельная история. Потому что это великий писатель, но написал в данном случае нехудожественное произведение, т.е. надо помнить и подоплеку художественную и в тоже время не превращать это в совершенно другой жанр. А если сугубо научная книга как «История психологии»,  то и тут нужно взять верный тон не говоря о проблеме терминов. Переводишь не только на другой язык , но и на другой менталитет. С этой книгой вообще особая история. Автор книги Пер Саугстад имеет изначально филологическое образование. Он пишет не только о научных проблемах, но и  подробно и даже эмоционально  излагает биографии ученых. Это схожий подход, когда биография писателя рассматривается для того, чтобы лучше понять его творчество.

Вы интересуетесь современной норвежской литературой? Есть какие-то предпочтения среди авторов?
Это, к сожалению, наверное, мой личный вкус или ретроградство, но по своему духу мне близко время рубежа веков – Гамсун, Унсет, поздние драмы Ибсена, поэзия Сигбьёрна Обстфеллера. Хотя, безусловно, я всегда интересовалась современной литературой. Что касается второй половины 20 века – это Борген. Мне еще очень нравится Кнут Фалдбаккен. Я считаю, что это очень  по-своему характерный для Норвегии писатель, который и по сей день продолжает писать и очень активно. Гордер - потрясающий писатель не только в контексте детской литературы. Мне очень нравится книга «VITA BREVIS» (лат. - жизнь коротка ). К тому же я считаю, что он обладает удивительным даром – писать детям о смерти. Это страшная запретная тема, а он показывает, как с этим примириться.  И меня это поразило в его книге «Лягушачий замок», которую я перевела в свое время. Эта была первая книга  Гордера на русском языке. Вообще, я была знакома с его матерью Ингер Маргрете. С Юстейном нас познакомили в их доме, когда еще ни он, ни я не знали, что он станет мировой знаменитостью. Книги Гордера очень интересное явление, как сказки Андерсена, они весьма поучительны не только для детей, но и для взрослых. Я это вижу по откликам читателей.

В России норвежская литература мало распространена. У нас не читают норвежских писателей, не потому что это неинтересно, а просто потому, что не знают их.
На самом деле читают. У Унсет, конечно же,  в основном читают «Кристин, дочь Лавранса», с советских времен - затрепанная книга в районных библиотеках. И если издательство выпускает  какую- то книгу Гамсуна   тиражом 3000- 5000 экземпляров книг Гамсуна, то это о чем-то говорит. Если нет надежды продать, то они не будут этим заниматься. Или, например, книга Сигрид Унсет «Возвращения в будущее», где она делится своими впечатления о России (в том числе и не очень лестными), распродана полностью. Публицистический  сборник Гамсуна «О духовной жизни современной Америки» не так давно вышла, и переводом которой я тоже занималась вместе с  молодыми коллегами Алексеем Сельнициным и Наргис Шинкаренко. Это была идея  питерского издательства «Владимир Даль ». Они позвонили мне и предложили  эту идею осуществить, и я согласилась.
Что касается детей и подростков, я думаю, что это не только проблема  чтения норвежской литературы. Дети стали меньше читать, и это большая трагедия. Зрительное восприятие оно совершенно другое. Когда человек читает, прежде чем создать образ и осмыслить его, нужно сделать усилие, и поэтому у него это уже по-другому откладывается, то  есть  первая проблема, которая есть – это общая проблема чтения. Вторая – это то, что даже если ребенок, подросток, читает, то вопрос в том, что  он читает. Что касается Российско-норвежской школы, то тут ситуация другая, дети ездят в Норвегию, видят другую жизнь и, возможно, у них возникнет желание больше узнать об этой стране. Из художественной литературы я бы посоветовала читать Гордера. У него есть книги для разных возрастов, и для маленьких и те, которые могут заинтересовать подростков. Фалдбаккен, я считаю, тоже интересен. Кстати, издательство «Импэто» издавало сборник Фалдбаккена  Е-18 и «Летние каникулы» - это  уж точно вполне молодежная книга.
Что касается классики, я считаю, что классика тем и интересна, что задевает душу, заставляя сопереживать и помогает человеку решать свои проблемы, учитывая чужой опыт. Вы себе не можете представить, сколькому меня в жизни «научил», например, роман «Война и мир». Там описываются общечеловеческие ценности и коллизии (жажда счастья, вольные или невольные поиски  смысла своей  жизни, соблазны, особенно меня поразило - очень побочная линия  этого грандиозного произведения - описание унижений обедневшей княгини Анны Михайловны Друбецкой ради  своего сына, я все думала: а я бы смогла так, стоит ли это того).
А вот Эрленд Лу мне неинтересен. Но это уже вопрос вкуса. Я пыталась читать, но мне это было как-то скучно.

Было ли такое, что вы переводили что-то просто для себя? Так называемые "переводы в стол"?
Но только в школьные годы, когда я в пятом классе  вдруг  перевела в рифму несколько строчек Шекспира, (почему-то этот крохотный кусочек из «Короля Лира» оказался в школьном учебнике английского языка,  там в конце каждого урока –  какой-то стишок  языка был).  Это и было первое, что я перевела и у меня, кстати, сохранилась эта тетрадка, так  и лежит в моем письменном столе, где детским почерком написан первый перевод.
Еще рассказ Рэя Бредбери перевела «в стол». А вообще, я же начинала как литературовед, писала предисловия, рецензии, и тогда за это очень хорошо платили. Собственно  для меня и то, и другое неразрывно связаны: есть проект, определенная линия, так или иначе выстраиваемая, а не случайно подвернувшаяся книга.

Нигде сейчас не преподаете?
Нет. Мне приходилась читать лекции, меня приглашали и на семестры, и на отдельные лекции. Полтора года в жизни я преподавала зарубежную литературу в частном университете, но он оказался полностью  коммерческим, рыночным, если называть вещи своими именами, жульническим. Всякий кто способен  платить, будет зачислен и получит  диплом педагога, юриста, экономиста и т.д. Даже если не усвоил никаких знаний.

В Норвегии жили когда-нибудь?
Нет. Я бывала там по несколько месяцев иногда, получала разные  стипендии.

А возникало желание там остаться жить?
Возникало. Мне там очень нравится. Прекрасная страна для жизни, гуманная доброжелательная атмосфера. Природа удивительная. Норвежцы берегут природу, ведь они ее не покоряют, а приспосабливаются к ней и человек, и промышленность «знает своё место».

Сейчас занимаетесь каким-нибудь переводом?
Конечно. Я всегда занимаюсь каким-либо переводом. Но ведь переводческая деятельность не подразумевает исключительно академического сидения. Нужно что-то организовать, где-то выступать, что-то изучать – это же очень много аспектов деятельности. Нужно отвечать на телефонные звонки издателей, коллег. Это всё занимает время. Сейчас я перевожу большую биографию Гамсуна. 

(с) Л.Е. Германова (БНИЦ)



Важно знать о Норвегии Э.Л. Панкратова: от Шекспира до Гордера


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics Counter

Э.Л. Панкратова: от Шекспира до Гордера Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru