Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/О Норвегии/Россия - Норвегия/Возвращение поморов/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:




Конституция НорвегииКраткая информацияГосударственная символика
Государственные структурыСоциальная политикаНациональные особенности
Судебная системаПравовая системаЭкономика Норвегии
СтатистикаЭкологияСтатьи о Норвегии
Религия и церковь НорвегииВнешняя политикаЛицом к лицу
СобытияВладения НорвегииПолитические партии Норвегии и политики
Норвежский бизнесКоролевский ДомНорвежский язык
Россия - Норвегия CаамыПрофсоюзное движение

Возвращение поморов

Поморскую культуру должны признать важнейшим фактором развития российского Севера, считает председатель организации «Поморское возрождение» Иван Мосеев. В интервью BarentsObserver'у он рассказал о необходимости установления связей между северо-западом России и севером Норвегии.

1. Состоявшийся в Архангельске съезд поморов – уже четвертый. Чем он отличается от предыдущих? По общему впечатлению, состоявшийся в Архангельске съезд - самый масштабный и представительный. Очевидно, что это следствие какой-то позитивной динамики в поморском движении. Почему, на ваш взгляд, это произошло? В чем причины, предпосылки этого поступательного движения?

Иван Мосеев: Поморский форум – это лишь верхушка многолетней и многоплановой работы поморских общественных лидеров. Эта работа направлена на признание поморской культурной основы, как важнейшего фактора для развития российского Севера и Арктики, упрочения межрегиональных и международных культурных и экономических связей между Архангельской, Мурманской областями, республикой Карелия, Ненецким автономным округом и северными губерниями Норвегии.

Положительная динамика в поморском движении активизировалась после того, как в ноябре прошлого года на встрече губернатора Ильи Михальчука с Ассоциацией поморов Архангельской области лидеры поморских общественных организаций договорились сотрудничать в рамках Поморского вектора развития региона. Проще говоря, мы договорились по возможности уважать и слушать друг друга и не направлять свои усилия в разные стороны. И благодаря этому за короткий период мы смогли взаимно усилить свои позиции, привлечь на свою сторону интеллектуальную управленческую элиту, представителей власти, науки, бизнеса, политики и общества. Отсюда и масштаб и серьезная представительность четвертого Поморского форума.

2. В чем вы видите предпосылки столь оживленных и дружественных связей Архангельских поморов с норвежцами?

Иван Мосеев: Впервые в работе Поморского форума приняла участие норвежская делегация из Вардё, во главе с Туром Робертсеном, специальным советником норвежского Баренц-секретариата, руководителем Ассоциации почетных поморов этого города-побратима Архангельска. В составе делегации были почетные поморы из Вардё, среди которых мэр Рольф Мортинссен, Реми Странд, Анне-Лисе Бернтсен, Моника Дал и другие. Они стали серьезным подкреплением для нас, так как были не просто гостями, а приняли активное участие как эксперты в работе секций форума по темам бизнеса, науки и культуры.

Благодаря делегации норвежских поморов Поморский форум впервые стал не только межрегиональным, но и международным. Фактически мы стали свидетелями нового формата поморского движения в Баренц-регионе, который нам всем еще предстоит осознать и осмыслить. Очень важно, что идея объединения усилий конструктивных сил Севера на основе Поморского вектора развития региона нашла понимание не только в России, но и за ее пределами, в первую очередь в Северной Норвегии.

Несколько столетий назад, в ходе международной поморской торговли северные норвежцы и северные россияне заложили общий прочный исторический и культурный поморский фундамент для строительства Баренц-региона. Не случайно в своем письменном приветственном обращении к участникам Поморского форума, Турвал Столтенберг, которого, как мы знаем, норвежцы зовут «Баренц-папой», особо отметил, что наше современное сотрудничество в Баренц-регионе во многом продолжает старинные традиции поморского добрососедства между Россией и Норвегией, но на более высоком уровне: «Сегодня мы можем говорить, что этот уровень включает в себя такие аспекты, как культура, экономика, наука, образование и многое другое, - подчеркнул Турвал Столтенберг – Я горжусь тем, что внес свой вклад в создание Баренц-региона, благодаря которому стало возможным возрождение международной поморской культуры. Мне отрадно отмечать, что сегодня возрождается древняя поморская дружба между простыми жителями Норвегии и России, возрождается интерес к нашей общей российско-норвежской культуре. Я также горжусь званием почетного доктора (САФУ) и присвоенным мне от имени российской Ассоциации поморов званием "почетного помора"».

Я надеюсь, что норвежские поморы станут постоянными участниками поморских съездов и форумов.

3. Чем будет заниматься созданный при вашем участии новый Научно-образовательный центр Северного Арктического федерального университета по изучению коренных и малочисленных народов в САФУ?

Иван Мосеев: Стратегическое международное позиционирование Северного (Арктического) федерального университета (САФУ), как ведущего и крупнейшего на Севере России базового научно-образовательного центра по подготовке квалифицированных, профессиональных кадров для работы в области изучения, сохранения и развития коренных и малочисленных народов Севера и Арктики требует новых, более глобальных форматов изучения вопроса, чем это практиковалось в старых вузах Архангельска.

Университет – это серьезно, ведь именно здесь формируется генетический код будущего развития российского Севера и Арктики. Моя задача как директора - собрать коллектив сильных ученых, увлеченных идеей улучшения жизни коренных жителей Севера, способных преобразовывать теорию в плоскость практического применения. Идея создания нового подразделения в структуре САФУ впервые получила огласку во время визита Турвала Столтенберга в Архангельск в феврале 2011 года.

Тогда Турвал Столтенберг стал почетным доктором САФУ. Совместно с ректором САФУ Еленой Кудряшовой, руководителями норвежской и российской поморских организаций Туром Робертсеном и другими представителями науки и культуры севера России и Норвегии мы подписали российско-норвежское «Поморское соглашение». Его цель – содействие развитию поморской культуры в России и в Норвегии, формирование условий для усиления связей между жителями наших стран. При этом задача ставилась гораздо шире, чем просто актуализация поморской культуры.

Мы говорили о том, что российская наука на Севере по ряду причин никогда не занималась комплексным изучением целого ряда коренных и старожильческих общностей и народов Севера. Это белое пятно в российской науке, которая изучала только официально признанные государством коренные народности Севера. И хотя поморы были первым коренным народом, за сотни лет до появления государства освоившим огромные морские пространства русской Арктики, научные сведения о происхождении поморов, их истории и культуре скупы, противоречивы и сомнительны. А так как одним из профильных направлений САФУ является изучение коренных народов европейского Севера и Арктики, пора начинать исправлять эту ошибку.

Знаковым событием, развивающим «Поморское соглашение», стало создание в САФУ «Поморского института коренных и малочисленных народов Севера». Название предложено ректором САФУ Еленой Кудряшовой. Его особенность в том, что впервые изучаться будут не только коренные малочисленные народы, включенные в перечень коренных малочисленных народов России, но и остальные коренные народы, которые не имеют статуса малочисленных, но ведут традиционный образ жизни, традиционные промыслы, живут на территориях традиционного природопользования и проживания.

Очень важными направлениями работы Поморского института должны стать те из них, которыми архангельские вузы практически не занимались: Популяционная генетика и адаптация народов Севера, Право коренных и малочисленных народов Севера, Археология русской Субарктики и Арктики. И конечно мы продолжим успешные исследования архангельских ученых в области антропологии и этнологии, которыми много лет занимаются наши профессора.

4. На съезде прозвучало много позитивных оценок в адрес поморов и поморского движения со стороны всех ветвей и уровней власти. Чем это вызвано, на ваш взгляд?

Иван Мосеев: Здесь совпали несколько факторов. Среди них – всероссийское празднование юбилея «великого помора» и русского ученого Михайлы Ломоносова. Не случайно именно этот год губернатор Архангельской области объявил региональным Годом поморской культуры. Другой фактор – потребность власти в реальных активных союзниках. Не секрет, что правящий класс во всем мире охотнее ведет конструктивный диалог с населением перед выборами в органы государственной власти. Россия, где близятся парламентские и президентские выборы, не исключение из общего правила.

На всех прошлых выборах в Архангельске политтехнологи всегда использовали поморский фактор для создания положительного образа своих кандидатов. Архангельск – это поморский город, и несмотря на то, что коренных жителей здесь немного, слово помор здесь прочно ассоциируется с положительным образом. Ну и еще один важный фактор, который надо отметить: поморы являются титульной культурной общностью Архангельской области, носителями яркой региональной культурной идентичности региона.

5. Какие группы поморского народа являются основной движущей силой вашего движения? Это потомки поморов, живущие в городах, своего рода поморские землячества, или это реально живущие в поморских деревнях люди, продолжающие традиционный для поморов образ жизни?

Иван Мосеев: Мне трудно сказать, кто является главной движущей силой поморского движения сегодня, так как его активно поддерживает и некоренные жители Поморья. Данные переписи 2002 года говорят, что почти 90% жителей ассоциирующих себя с народом поморов живут в Архангельской области. Их совсем немного по сравнению с некоренным населением, маленький процент. Но парадокс в том, что в борьбе за свои права непризнанному народу важно, чтобы некоренное большинство тоже было на его стороне.

Поморы это коренной народ Севера, но при этом его традиционная культура сейчас не замкнута на локальном общинно-родовом строе, и развивается в интернациональном культурном пространстве.

Поморские деревни сегодня вымирают, их лишают права заниматься рыболовством и зверобойным промыслом, государство продает их земли и охотничьи участки на аукционах, поэтому их жители вызывают сочувствие у всех порядочных людей. Большая стратегия поморского движения сегодня формируется в городах, и движущей силой их являются личности, имеющие авторитет у населения. А тактика движения формируется в деревнях, и наша задача в том, чтобы у нас был общий вектор приложения сил.

6. Каковы на сегодняшний день причины того, что поморы не признаются коренным малочисленным народом, и почему, собственно, вы так активно ведете борьбу за включение поморов в этот список?

Иван Мосеев: Коренное население в России, не включенное по разным причинам в Единый перечень коренных малочисленных народов обречено на исчезновение. Поморы де-факто являются коренным малочисленным народом, и об этом четко сказано в докладной записке, отправленной в 2011 году в Министерство регионального развития правительства РФ за подписями Директора Института этнологии и антропологии РАН, академика Владимира Тишкова и заведующего сектором этнографии ИЯЛИ КНЦ УрО РАН, д.и.н., профессора Юрия Шабаева.

В Конституции России предусмотрено право всех малочисленных этнических общностей на традиционный образ жизни, независимо от того, включены ли они в Единый перечень. Но на практике, в условиях государственно-олигархического и транснационального капитализма в России законы работают не в интересах коренных народов. Увы, все федеральные российские законы, принятые в последние годы и касающиеся прав населения (Лесной, Земельный, Водный кодексы, Правила рыболовства) фактически оказались направленными на то, чтобы выставить на аукционы земли, водоемы и природные ресурсы, которыми наше коренное население до этого пользовалось свободно. Коренное население не включенное по разным причинам в Единый перечень коренных малочисленных народов обречено на исчезновение. Запрет Правительства РФ на традиционный поморский промысел гренландского тюленя в Белом море еще более усугубил социальную ситуацию, и никаких обещанных от правительства России компенсаций пострадавшие жители так и не получили.

Совершенно очевидно, что поморы оказались в законодательной ловушке, из которой они не смогут выйти без помощи добросовестных, некоррумпированных чиновников, законодателей и независимых ученых. Сегодня мы постепенно приходим к выводу, что конструктивный диалог поморов и власти возможен. Но он возможен лишь в том случае, если государство пойдет на очевидные преференции для населения Севера.

Проблема заключается в том, что в России существует рассогласованность в понятиях и терминах, используемых учеными в области антропологии и этнологии с одной стороны, и экспертами в области законодательства и права с другой стороны. Это порождает правовой нигилизм, позволяющий недобросовестным чиновникам пользоваться выгодной им научной трактовкой, или даже заказывать ученым необходимую трактовку, чтобы не исполнять свои обязанности по отношению к коренным малочисленным этническим общностям.

Например, советские ученые ввели и активно использовали понятия «основные народности» и «неосновные народности». Для обозначения «неосновных народностей» также активно использовались термин «субэтнос» и «этнографическая группа», не отраженные в российском законодательстве, где используется только понятие коренной малочисленный народ. Решение о включении «неосновной народности» в Единый перечень коренных малочисленных народов России сегодня принимают чиновники Министерства регионального развития (непрофильного федерального ведомства, на которое возложены функции упраздненного Министерства национальностей РФ).

Законодательно процесс включения отдельных этнических общностей РФ в Единый перечень коренных малочисленных народов прост: включение происходит по Представлению (просьбе) законодательной или исполнительной власти региона, на территории которого проживает коренная общность.

Статус малочисленного народа в России предоставляется этнической общности, если ее численность не превышает 50 тысяч человек (за основу берутся данные переписи населения). Поморов согласно переписи 2002 года меньше 7 тысяч. К сожалению, этим правом успели воспользоваться лишь две «неосновных народности», которых приписывали к русским субэтносам, этнографическим группам русского народа – водь и камчадалы.

Поморы точно такая же этническая общность, но перед ними дверь входа в Единый перечень захлопнулась. После переписи 2002 года Администрация Архангельской области дважды подавала представление о включении поморов в Единый перечень коренных малочисленных народов России. Но по политическим соображениям Правительство России шло на прямое нарушение своего законодательства. Это противоречие не преодолено до сих пор. С одной стороны государство говорит, что готово поддержать поморов, но с другой оно не выполняет закон, который сразу снял бы большой пласт вопросов по поморам. Недавно государство запретило деятельность поморских традиционных общин, и теперь чиновники готовятся продать их земли на аукционе. Если бы поморы были в Едином перечне, у них был бы шанс остаться хозяевами на земле своих предков.

Российские арктические земли, где раньше вели свои промыслы и жили коренные поморы, обезлюдели, переполнены мусорными свалками, и все это уже сегодня вызывает сомнения в эффективности их использования в будущем. Не секрет, что без коренного и постоянного населения присутствие государства в Арктике может опираться только на оружие, на военных, пограничников, но это рискованный и очень дорогой путь роста милитаризма в Арктической зоне. Гораздо дешевле и безопаснее для всех, если в русской Арктике будет жить мирное поморское население.

Материал подготовил  Андрей Шалёв


Опубликовано: БНИЦ/Шпилькин С.В. Источник: BarentsObserver



Важно знать о Норвегии Возвращение поморов

Возвращение поморов


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics Counter

Возвращение поморов Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru