Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/О Норвегии/Статьи о Норвегии/Содружество независимых королевств/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:




Конституция НорвегииКраткая информацияГосударственная символика
Государственные структурыСоциальная политикаНациональные особенности
Судебная системаПравовая системаЭкономика Норвегии
СтатистикаЭкология Статьи о Норвегии
Религия и церковь НорвегииВнешняя политикаЛицом к лицу
СобытияВладения НорвегииПолитические партии Норвегии и политики
Норвежский бизнесКоролевский ДомНорвежский язык
Россия - НорвегияCаамыПрофсоюзное движение

Содружество независимых королевств

 Интеграционные процессы на Европейском Севере не станут альтернативой НАТО и Евросоюзу

На пространстве от Копенгагена до Таллина заметна тенденция к обсуждению возможностей усиления региональной интеграции государств Европейского Севера – как экономической, так и военно-политической. После Второй мировой войны Дания, Исландия, Норвегия, Швеция и Финляндия сделали настоящий интеграционный прорыв, подписав в 1962 году в Хельсинки договор о сотрудничестве. Был создан общий рынок капитала, услуг и рабочей силы, за гражданами всех стран закреплялись равные права на территории государств – участников договора.

Хельсинкский договор стал прообразом глобального объединения государств континента – Европейского союза. Локомотивами европейской интеграции стали, однако, не Стокгольм или Копенгаген, а Париж и Берлин, которые сумели создать универсальные нормативные документы, пригодные как для «старой» Западной, так и для «новой» Восточной Европы.

Расширение ЕС имеет, впрочем, и оборотную сторону: региональные проблемы отодвигаются на задний план повестки дня, а голоса небольших государств тонут в многоголосье обсуждений общеевропейских и глобальных проблем. Кроме того, финансово-экономический кризис показал, что многим странам ЕС не удается соблюдать требования обязательных документов, таких, например, как Маастрихтские соглашения. Ряд европейских государств обеспокоены также невниманием со стороны НАТО, считая, что на некоторых важных флангах, например в Арктике, существуют бреши в обороне. Дискуссия обострилась именно сейчас, когда НАТО принимает участие в военных операциях на Ближнем Востоке. Тем не менее, по мнению целого ряда политиков и экспертов, северным и Балтийским странам вряд ли удастся создать новую федерацию или «мини-НАТО».
Вакуум над островом саг

Осенью 2008 года, в разгар финансового кризиса в Исландии, вызванного коллапсом ее крупнейших банков, аккредитованные в Рейкьявике послы решили пригласить для беседы президента страны Олафура Рагнара Гримссона. Дуайен дипломатического корпуса посол Дании организовал рабочий обед. Исландский президент не ограничился, однако, ответами на вопросы дипломатов, а неожиданно обвинил дружественные страны в лице Дании и Швеции в том, что они оставили его страну один на один со своими проблемами. Но больше всего досталось Великобритании, которая требовала от Исландии выплаты миллиардных долгов обанкротившегося банка Landsbanki.

Гримссон не ограничился упреками, а пригрозил опешившим послам пересмотреть оборонную стратегию государства и поискать новых друзей. «Североатлантический договор имеет важнейшее значение для стран Северной Европы, США и Великобритании. Но фактом является то, что эти страны нас, похоже, игнорируют. В этом случае Исландии придется приобрести новых друзей», – процитировала его слова норвежская газета Klassekampen. В ее распоряжение попал конфиденциальный отчет МИД Норвегии о встрече президента с дипломатами.

Глава Исландии не стал скрывать, кого он видит в качестве нового друга и союзника: он прямо указал на Россию. Не отходя от обеденного стола, Гримссон предложил российскому послу, который также присутствовал на встрече, использовать военно-воздушную базу в Кефлавике. Дело в том, что входящая в НАТО Исландия не имеет своих вооруженных сил, но до 2006 года на ее территории располагалась база ВВС США. В ответ российский посол с «удивлением и улыбкой» сообщил присутствующим, что у нашей страны нет необходимости держать боевые самолеты вблизи исландских вулканов. Возможно, посол предвидел, как много неприятностей может доставить воздушному сообщению извержение вулкана Эйяфьятлайокудль.

Но свято место, как известно, пусто не бывает. Уже в следующем, 2009 году знаменитый норвежский политик Торвальд Столтенберг предложил пяти северным странам программу укрепления военного и внешнеполитического сотрудничества, состоящую из 13 пунктов. Проект касался проведения совместных учений, государственных закупок, создания общей системы обороны (включая ВМС), здравоохранения, транспортной инфраструктуры, патрулирования морей, организации спасательных операций, а также кибернетической обороны. Но одним из первых пунктов программы значилось предложение о патрулировании воздушного пространства Исландии силами ВВС северных стран, в том числе Швеции и Финляндии, которые не входят в НАТО. Наиболее спорным положением стал раздел о создании Северной военной группировки, которая должна взять на себя ответственность за безопасность арктических территорий, в том числе в рамках ст. 5 Устава НАТО. Эта статья обязывает членов организации коллективно защищать любое государство НАТО, ставшее жертвой агрессии. Именно благодаря этому пункту вся программа Столтенберга зачастую стала именоваться «мини-НАТО».
Дело Пальме живет и побеждает

Торвальд Столтенберг сегодня не имеет формального государственного или дипломатического статуса. Однако среди норвежских и скандинавских политиков он пользуется огромным авторитетом, поскольку в разное время занимал посты министра обороны и иностранных дел. Столтенберг работал и в международных организациях, например специальным представителем ООН в бывшей Югославии. Наконец, он всегда был поборником укрепления интеграционных процессов как внутри северных стран, так и с ближайшими соседями. С его именем связывают создание в 1993 году организации «Баренцев Евро-Арктический регион», в которую входят приполярные области Норвегии, Швеции, Финляндии и России. Торвальда Столтенберга часто в шутку называют «Баренц-папой». (Здесь имеет место игра слов: Торвальд Столтенберг – отец нынешнего премьер-министра Норвегии Йенса Столтенберга.)

Инициатива Столтенберга-старшего была рассмотрена на внеочередной встрече министров иностранных дел северных стран в феврале 2009 года. Пока нельзя сказать, что его документ стал основой для прорыва в области военно-политического сотрудничества. Говорить о создании «мини-НАТО» в рамках или вне рамок организации Североатлантического договора не приходится, хотя следует признать, что Финляндия и Швеция все более тесно сотрудничают с НАТО в рамках программы «Партнерство во имя мира». Так, в прошлом году ежегодные военные учения Cold Response впервые проведены на территории Швеции. В них приняли участие около 10 тыс. военнослужащих из 12 стран. «Раньше во время маневров мы пересекали шведское воздушное пространство, а это первый случай, когда мы пересекли и сухопутную границу», – отметил директор по связям с общественностью Министерства обороны Норвегии Эрлинг Бё. Представитель штаба оперативного командования Вооруженных сил Норвегии Вегар Финберг выразился по-военному прямолинейно: «Хотелось бы расширить военное сотрудничество северных стран и посмотреть на возможность проведения маневров за границами государств, особенно в связи с проблемами северных территорий».

Соединенные Штаты, если верить ресурсу WikiLeaks, отнеслись к идее Столтенберга с большой долей иронии. Бывший посол США в Норвегии Бенсон Уитни назвал программу «идеями, окутанными полярной мглой», и добавил, что подобная организация может доказать свою полезность, «обозревая белых медведей и русских». «Я не был удивлен информацией WikiLeaks. На самом деле я не считаю ресурс авторитетным источником. Это частное мнение, не более того. Я почувствовал, что США заинтересовались программой, причем в позитивном направлении», – возразил на это Столтенберг. «Баренц-папа» пояснил в интервью литовскому агентству ELTA, что его предложения – прежде всего дополнительное выражение солидарности северных стран. «Это солидарность малых групп, небольших государств. Глобализация имеет место – НАТО и ЕС серьезно расширились. Неудивительно, что мы хотим сотрудничать с определенными странами более тесно. Концентрируются значительные силы, и почему в связи с этим мы не можем определить общие цели и попытаться их достичь?» – задает он риторический вопрос.

В Балтийских государствах идея более тесной интеграции с северными странами в сфере обороны нашла позитивный отклик. На саммите НАТО в Лиссабоне министр иностранных дел Латвии Артис Пабриксас предложил создать «северную шестерку» – рабочий орган, состоящий из министров обороны Дании, Финляндии, Швеции, Литвы, Латвии и Эстонии. А президент Литвы Даля Грибаускайте принимала Столтенберга-старшего в Вильнюсе как действующего государственного деятеля.

Следует подчеркнуть, что сам «Баренц-папа» рассматривает военно-политическое сотрудничество северных стран как естественное дополнение, а не как альтернативу НАТО. Традиционный подход скандинавских политиков к международным отношениям заключается в том, что эффективная безопасность должна достигаться сотрудничеством, а не превосходством над соседом. Торвальд Столтенберг развивает идеологию коллективной безопасности, провозглашенную в свое время Улофом Пальме. Не случайно поэтому, что политики северных стран приучали коллег из государств Балтии рассматривать армию прежде всего как инструмент миротворчества и устранения экологических угроз. «Лично я верю в ЕС, но не из-за расцветающей в нем бюрократии, а из-за умения решать вопросы мирным путем. Когда возникает необходимость решения общих вопросов, никто не думает об использовании силы, предпочитая путь переговоров. И это основная модель. Интеграция – инструмент достижения глобального мира», – уверен Столтенберг-старший.
Воспоминания о Кальмарской унии

В прошлом году шведский историк и публицист Гуннар Веттерберг опубликовал книгу «Объединенное Скандинавское государство», в которой рассматривается концепция создания федерации пятерки северных стран. Отметим, что чаще всего Скандинавией называют Швецию, Норвегию и Данию, поскольку их жители говорят на скандинавских языках. Пятерку государств, в которую кроме названных стран входят также Финляндия и Исландия, принято называть северными странами, но в последнее время эти понятия стали тождественными. «Поскольку эти пять стран так близки культурно, нет ничего странного в том, что через непродолжительное время они объединятся», – прокомментировал Веттерберг основную идею своей концепции норвежской телерадиокомпании NRK. «Мы можем достичь очень сильной базы для экономического роста в регионе – много большего, чем имеем сейчас, когда каждая страна существует отдельно от другой», – пояснил исследователь.

В истории немало прецедентов союзов с участием северных стран, но они никогда не оказывались в полной мере удачными. Веттерберг находит простое объяснение этого. Проблема, оказывается, не в самих скандинавах, а во враждебном окружении. «За пределами региона всегда находились силы, которым не нравилось подобное объединение. Например, англичане и голландцы не хотели, чтобы по разные стороны Эресунна (пролив, разделяющий Данию и Швецию. – „Эксперт С-З“) звучал голос одной страны. А во время холодной войны мы были между США и СССР», – размышляет историк, имея в виду членство Дании, Норвегии и Исландии в НАТО, с одной стороны, и Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и Финляндией, подписанный в 1948 году, – с другой.

В изменившихся геополитических условиях разногласия между странами уже не имеют принципиального значения и поэтому не мешают развитию интеграционных процессов. «Подобное всегда происходило в Европе: были группы стран, соперничавшие друг с другом. Но по прошествии 600 лет сверхдержавы наконец оставили нас в покое», – утверждает Веттерберг, ставший недавно членом Королевской академии наук.

По его мнению, наступил благоприятный момент для объединения родственных государств. Согласно оптимистичному прогнозу, единое государство образуется уже к 2030 году. «Интересно, что население играет в процессе интеграции ведущую роль. Каждый десятый работающий в Осло – швед, а 3% населения Мальмё пересекают мост в Данию, для того чтобы работать там. Объединение уже происходит, и дело политиков – лишь завершить этот процесс политическим союзом», – настаивает Веттерберг.

Шведский историк не сомневается, что союз северных стран получит огромное преимущество на международной арене. «Перспективы пяти этих государств представляются самыми благоприятными, им нужно лишь идти в ногу. В этих странах проживает 25 млн человек», – поясняет он и кладет на чашу весов еще один важный аргумент – культурный: «Рынок для литературы, театра и музыки северных стран может стать куда более обширным, чем сегодня».
Вместе сильнее

Трудно сказать, насколько язык и литература могут способствовать объединению государств, но экономика, очевидно, играет в политических процессах не последнюю роль. Поэтому невольным союзником Гуннара Веттерберга стал министр иностранных дел Норвегии Юнас Гар Стёре, который предложил коллективное членство северных стран в Большой двадцатке (G-20). В связи с последним финансово-экономическим кризисом роль G-20 заметно усилилась. В рамках этой организации руководители государств и правительств, министры финансов, а также главы центральных банков пытаются найти решения проблем мировой экономики.

«Северные страны вместе с ведущими государствами мира должны принимать участие в обсуждении вопросов финансового кризиса, климата и энергетики», – убежден Гар Стёре. На его взгляд, северные страны должны быть представлены в G-20, поскольку их суммарная экономическая мощь находится в числе десяти первых экономик мира. Кроме того, они оказывают большую помощь ООН и другим международным организациям. «ЮАР, Индия и Бразилия не являются членами Совета Безопасности ООН, но входят в G-20. Это позитивный фактор. Ни одна из северных стран, включая Норвегию, не может войти в организацию в одиночку, но вместе они должны быть там представлены. Мы ставим перед собой такую цель, несмотря на то что относимся к подобным процессам с осторожностью. Опасно, что G-20 становится местом принятия решений вместо ООН», – подчеркнул Гар Стёре. Министр, однако, никогда не упоминал о создании какой-либо федерации или даже наднациональной политической надстройки.

По мнению Веттерберга, Копенгаген станет естественной столицей объединенного государства, а королева Дании Маргрете II – общескандинавским конституционным монархом. Историк заявляет, что создание единого государства поддерживают 42% жителей северных стран. Однако есть серьезные основания полагать, что реакция граждан Финляндии и Исландии на перспективы перехода из республики в монархию (пусть даже конституционную) вряд ли будет позитивной. Гуннар Веттерберг отмечает, что союз будет жизнеспособным еще и потому, что «в последние десятилетия улетучилось шведское высокомерие». Каждая из стран имеет свои конкурентные преимущества, а их объединение создаст весомый синергетический эффект, продолжает он: «Шведы не откусят большую часть пирога, поскольку норвежцы богаче, финны – самые продвинутые в современных технологиях, а датчане лучше прошли через экономический кризис. Ни одна из стран не станет Старшим братом, и мы вместе войдем в союз на равных условиях».

Именно здесь, по-видимому, и находится слабое место в цепочке аргументов сторонника объединения. При всей схожести скандинавские страны отнюдь не едины в проведении финансово-экономической политики. Пока лишь Финляндия перешла на европейскую валюту, а Норвегия и Исландия вообще не являются членами ЕС. Исландия подала соответствующую заявку на вступление в организацию, но ее прием в союз зависит от результатов референдума о выплате долгов Нидерландам и Великобритании. Стоит заметить, что инициатором уже второго референдума по этому вопросу выступает Олафур Рагнар Гримссон. А в Норвегии дважды – в 1972-м и 1994 году – проводились референдумы о вступлении в ЕС, и оба раза большинство норвежцев голосовали против. Сегодня эту идею поддерживают не более 30% жителей страны. С Данией и Швецией тоже все обстоит непросто. Курс датской кроны жестко привязан к курсу евро, а шведской кроны – свободный. Введение в таких условиях единой валюты – непременного атрибута самостоятельного государства – представляется почти невыполнимой задачей.

Таким образом, неудивительно, что идея Веттерберга не нашла отклика среди действующих политиков. Резким критиком выступил, например, депутат норвежского Стортинга Пер-Кристиан Фосс: «Думаю, наилучшего взаимодействия северных стран можно достичь без создания наднациональных органов. Кроме того, эта идея неосуществима в условиях, когда государства имеют различные точки зрения на участие в НАТО и ЕС». С точки зрения парламентария, северные страны и так пользуются благами единого рынка труда, товаров и капитала, поэтому их совместные усилия стоит сосредоточить на завоевании рынков Китая и других экономик развивающихся стран. По словам Фосса, региональное сотрудничество необходимо укреплять, но для этого нужно ставить реальные и выполнимые задачи.
В другой системе координат

Идея общескандинавского союза получила, тем не менее, отклик в столицах Прибалтийских государств. Интересно, что эксперты увидели в эвентуальном союзе не только новые возможности, но и новые опасности. Таллин может стать частью единой Северной Европы, простирающейся от Копенгагена до Хельсинки, считает профессор Таллинского университета, специалист по международным отношениям Юрки Кяконен. «Если Эстония окажется вне союза, она рискует полностью маргинализироваться и остаться вне координат Копенгаген – Хельсинки», – предупреждает он. В то же время Кяконен не исключает, что федерация северных стран сможет включить в себя не только скандинавскую пятерку, но и Балтийские государства. «Если говорить о развитии событий после холодной войны, то оно было более пессимистичным, чем сейчас. Северные страны были лишь отчасти заинтересованы в интеграции Балтии в Северный совет, вместо этого они создали Совет государств Балтийского моря».

По мнению политолога Хейко Пяябо из Тартуского университета, Россия будет вынуждена улучшить отношения с Прибалтийскими государствами в случае их вхождения в федерацию северных стран. Он надеется, что заинтересованность северных стран в такой интеграции будет определяться экономическими интересами. «Однако пример Nord Stream показывает, как финансовые интересы могут быть легко перекуплены или компенсированы», – признает ученый. Пяябо оценивает перспективы объединения пессимистично, поскольку у скандинавов сформировался негативный образ стран Балтии: «Мы можем быть их отличными партнерами, но не представляемся им равными», – цитирует его высказывание эстонская Postimees.

Диалог между северными и Балтийскими странами может начаться лишь после того, как скандинавы договорятся о цели интеграции, уверен Торвальд Столтенберг. «Для Балтийских государств возможно вступление в общий Северный клуб, но им требуется больше времени для подготовки. Обе стороны должны ментально подготовиться к этому, и не стоит ожидать, что это произойдет быстро», – заявил он во время недавнего визита в Литву. «Прежде всего необходимо определить общие ценности. Если мы желаем сотрудничать, то должны найти цель для диалога наших властей. Но если Балтийские государства хотят работать вместе сегодня, могу предположить, что такое партнерство может закончиться без реальных выгод для обеих сторон», – заметил «Баренц-папа».

По его словам, примером для Балтийских стран в их стремлении быть ближе к Скандинавии могут быть эстонцы: «Я знаю, что эстонцы чувствуют свои северные корни, и знаю, что финны разделяют это чувство. Почему бы им не поработать вместе и не посмотреть, что из этого получится?» – задает риторический вопрос Столтенберг. Другие Прибалтийские государства, очевидно, отстают от эстонцев. Литва, например, долгое время считалась главным проводником в ЕС и НАТО политики Польши и США. Желание Вильнюса развивать сотрудничество со Скандинавией заметно усилилось после того, как президентом Литвы стала Даля Грибаускайте. Для своего первого рабочего визита она выбрала Швецию и не раз подчеркивала, что укрепление связей со Скандинавскими странами должно стать одним из приоритетов литовской внешней политики. Но одного желания вступить в политический союз с богатыми северными соседями явно недостаточно. 

опубликовано: БНИЦ/Шпилькин С.В. источник: «Эксперт Северо-Запад» №14 (510) авторы: Павел Прохоров, Владимир Скрипов



Важно знать о Норвегии Содружество независимых королевств

Содружество независимых королевств. Интеграционные процессы на Европейском Севере не станут альтернативой НАТО и Евросоюзу


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics Counter

Содружество независимых королевств Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru