Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/Mузыка Норвегии/Фестивали в Норвегии/Traena Festival: Часть 2/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум



на правах рекламы:




рекомендуем посетить:


TRAENA FESTIVAL: Часть 2

Норвежская культура
Изобразительное искусство Норвегии
Изобразительное искусство Норвегии В 1814 г. в Норвегии была принята конституция — одна из наиболее демократических буржуазных конституций, существовавших тогда в Европе. Однако бедственное положение норвежской экономики - состояние, в котором она находилась после отделения от Дании, препятствовало развитию изобразительного искусства. В Университете Осло не было факультета истории искусств.
Праздник выпускников
Праздник выпускников В Норвегии слова «russ» («выпускник») и «russefeiring» («праздник выпускников») связаны с праздником в честь прощания со старшей школой. Этот праздник частично основывается на традиции выпускников старшей школы называющих себя «russ» и отмечающих прощание со школой
Кинематограф Норвегии
Кинематограф Норвегии История норвежского кинематографа – это рассказ о создателях фильмов, актерах и работниках кино, занимающихся этим видом искусства на протяжении долгого времени. Условия очень сильно менялись, что привело к большому количеству режиссеров, создавших только один фильм. Тем не менее, в этой истории имеются блестящие периоды, когда на передний план выходили выдающиеся режиссеры и киноактеры. Поэтому Норвегия гордится своим национальным кинематографическим наследием, которое во многом отражает развитие норвежского общества.

 Второй день на Тране начинается с церкви. Утром и вечером в 250-летней Traena Kirke играются небольшие акустические сеты артистов, которые вызывают не меньший ажиотаж, чем выступающие на основной сцене. Площадка крошечная, вмещает максимум 180 зрителей, и то если все сядут очень плотно и займут часть прохода. Очередь выстраивается за час, может быть очень длинной, повезет войти далеко не всем желающим.

И тут нужно сделать уточнение. Все музыканты, играющие, поющие и танцующие в церкви Траны, делают это именно перед алтарем, кажется, именно это место называется амвоном. Горько усмехаюсь про себя и иду слушать шведа Стефана. Седой, высокий, в черном костюме (опять же) и рыбацкий сапогах, Стефан выглядит как аналог Патти Смит, поет нехитрые песни под гитару на скандинавском, но по реакции публики понятно, что тексты очень смешные. Все ржут через строчку.

Вечером, здесь же появится маленький хрупкий юноша с всклокоченными светлыми волосами по имени Moddi. Эдакая Алина Орлова, только в штанах и с гитарой. Модди здесь любят, наверное, даже больше чем Сиверта Хойема. Он студент, изучает культурологию (ну мы так и подумали) и выступает так редко, что любое его появление становится громким событием. Несмотря на это, Модди заметно волнуется, вытирает ладони о свитер, объясняет, что споет новые, еще не записанные песни, поэтому просит прощения, если что не так. А зрители уже готовы простить ему все на свете, только играй, Модди, играй свои красивые песни. Я покупаю на выходе диск, и несу подписать. Узнав, что я из России, Модди радостно рассказывает, что был в Архангельске и Котласе и умеет писать букву Ж, которую и рисует на диске в качестве автографа. Фотограф Саша нарезает круги около скрипачки Moddi Розмарин Туэнтер, фотографирует ее во всех видах, в ответ на это Розмарин приглашает нас на свое секретное выступление: “У нас там будут веганские бургеры!”

На главной сцене снова вечер недоумений. Хальвдан Сивертсен (Halvdan Sivertsen), снова мужчина в черном костюме, но уже с откровенно кабацким софт-роком. Публика при этом безумствует и радостно поет хором вообще все песни. Пожимаю плечами, иду наслаждаться жизнью в “Семь сестер”. Там уже расположилось финское девичье трио LCMDF. Три хрупкие девицы выдали жирный кусок электро-панка в лучших традициях жанра, с танцами и стойками на мониторах. Выходить из шатра, смотреть на Razika не хотелось совсем. Вот казалось бы, тут барышни и там барышни. LCMDF с одной гитарой, лэптопом и ударными, все сделано на коленке, а у Razika уже попытка гитарной группы с дорогими записями и продюсированием. И очень унылым звучанием.

В шатре уже играют норвежцы Beglomeg. Эту группу я считаю своим личным открытием Траны №1. Роскошный психодел-краут в сочетании с золотыми колготками вокалиста/бас-гитариста Рагинмунда Ти Хаугера (Raginmund T Hauger) и трубач, переодетый женщиной (прости, Ингрид, но это факт) превращают выступление Beglomeg в дикий театр. Не хватает только проекции фильмов Дарио Арженто на заднике. Рагинмунд довершил безумие, вылив на себя неизвестную жидкость и предложив публике буквально себя облизать. Что это было, спрашиваю позже, сироп какой-нибудь? Нет, ты что, это масло из виноградных косточек! - с гордостью заявил Ти Хаугер.

Завершают второй день на главной сцене Whitest Boy Alive, пожалуй самый интересный наполовину норвежский коллектив, успевший получить большое признание за пределами Норвегии. Послушав в Москве их альбомы "Dreams" (2006) и "Rules" (2009), ожидаю сладкий и спокойный инди-рок для девочек. Но не тут то было. Живьем WBA прибавляют своим песням грува и прыгучести. Голубоглазый Эрленд Ойе (Еrlend Oye) отлично отрабатывает сценический образ нерда (справедливости ради надо заметить, что он и вне сцены из него не выходит), и вся группа (в лыжных шапочках) выглядит и звучит очень целостно. В конце сета у WBA есть такой трюк - Дэниэл Нэнтвиг (Daniel Nentwig) танцует на клавишных Rhodes. По легенде они выдерживают и вес танцующего и сами танцы. И как только Дэниэл вспорхнул на пианино, из бэкстейджа вылетел очень злой техник, стащивший Дэниэла за ноги с инструмента. Повторялся этот инцидент два раза, после чего стало понятно - вечеринка удалась!

Если вы думаете, что после концертов на Тране все идут спать, то вы глубоко ошибаетесь. В тенте, где днем работает очень дорогой рыбный ресторан устраиваются дискотеки, по всему острову объявляются частные афтерпати. Кроме этого, организаторы обмолвились об анархии, происходящей в ночные часы в кэмпе. Анархией я очень интересуюсь и иду на поиски обещанного беспредела. В кэмпе тихо, разве что пара подростков перебирает струны сидя у палаток. Анархии не видно. Вот навстречу идет Джо Джэрелл, американец, приехавший аж из Сан-Франциско, у него своя собственная миссия объехать все маленькие фестивали Европы. Джо спрашивает, знаю ли я про лодку с вечеринками. Нет, не знаю. Джо отправляет меня на причал, иди, говорит, на грохот.

Забитую людьми лодку Havdur я нашла довольно быстро. Вот она, анархия, зафиксирована. На лодке обнаруживается группа LCMDF в полном составе и барабанщик WBA Себастиан (Sebastian Maschat) аккуратно прислоненный к борту. И еще примерно 50 человек. Хозяин лодки, узнав от кого-то из присутствующих откуда я, стаскивает меня на борт и предлагает все напитки сразу. Высвобождаюсь из капитанских объятий, прислоняюсь к борту рядом с Себастианом, который радостно вопит “О, ты фотограф, я тебя видел за работой!!”. Да, спасибо, что не наступил на меня, а то ты явно собирался, говорю. После этого Эмма из LCMDF пытается объяснить мне как расшифровывается название их группы и быстро произносит на хорошем французском “Le Corps Mince de Françoise”. Коротко и ясно, думаю. Тощее тело Франсуазы, - переводит мне Эмма. “Я всегда хотела быть худой француженкой”. “А ты что, еще и писать про фестиваль будешь?” - обрушивается на меня Себастиан. Ну да, а ты как думал. “А о чем будешь писать?”. Обо всем, совсем обо всем буду писать. “Какой ужас...”, - прислоняется обратно к стенке Себастиан.

Утром следующего дня в церкви по программе исландская группа Sísý Ey. Захожу, вижу трех девиц в леопардовых шубах. Поют заунывнейший кантри энд вестерн. Они же вечером должны выступать в “Семи сестрах”, видимо, уже с электричеством. О пропасти между утренним и вечерним сетом я пока не подозреваю. Иду на причал. Оттуда идут лодки на остров Санна, где в реликтовой пещере Kirkehelleren должна быть Ингрид Олава (Ingrid Olava). Вокруг этого концерта с первого дня много хайпа, пропустить его было бы непростительной ошибкой.

Но попасть на него не так просто. Путь к пещере лежит через почти километровый туннель, по нему я долго иду вверх во мраке, а потом нужно спуститься с крутой горы до самой пещеры. И пока я проделываю все эти действия, периодически подвисая на стальном тросе между небом и землей, меня пару раз посещает мысль, что лучше бы этой Ингрид Олава оказаться кем-то вроде Этты Джеймс и оправдать мои мучения.

Пещера уже запружена людьми, здесь не меньше семи сотен человек, сидят везде, на траве, на камнях, свисают гроздьями со скал. Сцена импровизирована внутри пещеры, генератор, звукоусиление, даже фронтальные мониторы для музыкантов установлены заботливо на камушках. Сама Ингрид с группой смущенно проходит между сидящими на земле зрителями к инструментам. Надо сразу сказать, что такого идеального звука мне еще слышать не приходилось, разве что на концерте Massive Attack в Лужниках. Ингрид Олава - это сразу все, что мы любим в скандинавском женском вокале. Для выступления в Kirkehelleren она выбрала исключительно кавер-версии стандартов “о любви и жизни”, полностью переиначенные под нее. Узнать "Hush, Hush, Hush" Полы Коул или "Sign Your Name" Теренса Трента Д’Арби можно было только по тексту. Формат “Блондинка в пещере” явно смотрится (и слушается) более выигрышно, чем черные костюмы главной сцены.

Возвращаемся. В церкви планируется техасец Джош Пирсон (Josh T. Pearson). Высокий, с бородой Достоевского, в казаках, он стоит растерянный на газоне и рассматривает очередь на свой концерт. Выйдя на амвон, Джош просит нас не снимать, и рассказывает, что больше всего любит в церкви шутить про отсос. “Вы знает, кто любит отсос больше всех на свете?”, - обращается Джош к залу и поднимает вверх два больших пальца. Музыкальное же творчество Пирсона состоит из 10-минутных песен умирающего ковбоя, явно меркнущих на фоне такого конферанса.

Девушки из Sísý Ey в леопардах нервно курят под моим окном, им на сцену через 40 минут, это их четвертый гиг - история у группы короткая. Три сестры с еще одной подругой и диджей играют хаус. Иду смотреть. Да, и правда хаус, прямиком из захолустных дискотек 90-х, но с каким-то сумасшедшим драйвом - сестры Ey в миниюбках очень заводят зал. Временами их движения становятся похожи на танец готов из Саус-Парка. Вдруг у диджея случается какая-то неполадка и бит разваливается, одна из вокалисток кричит в зал “Это мы вас проверяем, вы нас слушаете вообще?”. В финале на сцену прилетает бюстгальтер, который комментировать сложно и ненужно.

Главная сцена принимает сегодня Manu Chao, но это будет поздним вечером, а пока там угнездилась дешевая его копия QueDuhSka. После этого неумелого латино-ска певица Ане Брюн (Ane Brun) звучит как благословение. Величественная, похожая на гигантскую морскую птицу, Ане исполняет пронзительные меланхоличные песни, которые очень соответствуют летней Арктике и узорам на знаменитых норвежских свитерах. Второй достойный артист на главной сцене за три дня.

В “Семи сестрах” тем временем готовится бомба. Алина Деверчерски (Alina Devercerski), чей хит "Flytta På Dej" звучит которую неделю из каждого местного утюга, выйдет с получасовым сетом. Публика угрожающе продавливает барьеры, охрана звереет, проход в фотопит закрывают очень быстро, но мы проскальзываем. Живьем Алина меньше всего выглядит как европоп-дива, скорее наоборот. Жесткий электроклэш, мощный настолько, что позавидовала бы сама Peaches. Дальше Алина уступает сцену рэперам Ragabalder, но они интересны только упертым фанатам. А мы идем смотреть на Ману Чао.

Manu Chao появляется на Тране уже в который раз, его здесь очень любят. Идеальный хедлайнер для такого фестиваля, обеспечивающий угар по всем фронтам. Здесь они в усеченном составе, без клавиш и трубы, но это вообще никого не волнует. Равно как и сет-лист, состоящий исключительно из быстрых номеров Manu Chao La Ventura. И черт с ним, что звучит это все как одна песня. Танцуют все!!

В последнюю ночь всеобщая эйфория охватывает остров. Мы идем на финальную after-party - чрезвычайно людную дискотеку под худшую в мире попсу. За диджейским пультом две непонятные девицы, рядом с ними на столе отплясывает Ингрид Олава. По правилам в 2.30 все увеселительные мероприятия заканчиваются, о чем и сообщает охрана, отключив на всякий случай электричество. И тут случается маленький Occupy Traena - люди отказываются покидать тент, остаются стоять на столах и скамейках и поют хором все ту же попсу, слаженно и громко. Ингрид Олава безуспешно пытается успокоить толпу, полиция умоляет ее уговорить всех разойтись. Озираюсь по сторонам в ожидании ОМОНа. Но вижу только улыбчивого светлого паренька в форме, он кладет руку мне на плечо со словами “Вы знаете, у нас все закончилось, пора домой”.

Читать начало репортажа: Юлия ГРИГОРЬЕВА -Traena Festival: Часть 1. Остров на Севере

Опубликовано: БНИЦ/Шпилькин С.В. Источник: ЗВУКИ РУ Автор: Юлия ГРИГОРЬЕВА (16.07.2012)

    
  
 



Важно знать о Норвегии Юлия ГРИГОРЬЕВА -Traena Festival: Часть 2. Анархия в разрезе


Новости из Норвегии
  • 30 июня в истории Норвегии
  • 29 июня в истории Норвегии
  • 28 июня в истории Норвегии
  • 27 июня в истории Норвегии
  • 26 июня в истории Норвегии
  • 25 июня в истории Норвегии
  • 24 июня в истории Норвегии
  • rss новости на norge.ru все новости »


    Библиотека и Норвежский Информационный Центр
    Норвежский журнал Соотечественник
    Общество Эдварда Грига

    реклама на сайте:


    Рекомендуем посетить:


    SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics

    TRAENA FESTIVAL: Часть 2 Назад Вверх 
    Проект: разработан InWind Ltd.
    Написать письмо
    Разместить ссылку на сайт Norge.ru