Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/О Норвегии/Лицом к лицу/Ян Эдвард Тигисен о сделке с Wind Telecom/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:




Конституция НорвегииКраткая информацияГосударственная символика
Государственные структурыСоциальная политикаНациональные особенности
Судебная системаПравовая системаЭкономика Норвегии
СтатистикаЭкологияСтатьи о Норвегии
Религия и церковь НорвегииВнешняя политика Лицом к лицу
СобытияВладения НорвегииПолитические партии Норвегии и политики
Норвежский бизнесКоролевский ДомНорвежский язык
Россия - НорвегияCаамыПрофсоюзное движение

Ян Эдвард Тигисен о сделке с WIND TELECOM

"Сделка с Wind Telecom деструктивна"

Глава Telenor по Центральной и Восточной Европе Ян Эдвард Тигисен о покупке активов Нагиба Савириса

17 марта миноритариям Vimpelcom предстояло решить судьбу сделки по объединению компании с Wind Telecom египетского миллиардера Нагиба Савириса. В интервью "Ъ" глава Telenor по Центральной и Восточной Европе ЯН ЭДВАРД ТИГИСЕН рассказал, почему, в отличие от другого крупнейшего совладельца Vimpelcom, российской Altimo, норвежский холдинг выступает против сделки, которая, по его мнению, выгодна исключительно Wind Telecom.

— Вы призываете миноритариев Vimpelcom голосовать 17 марта на собрании акционеров против сделки и даже предложили им в качестве альтернативы дополнительные дивиденды более чем на $1 млрд. Может быть, эти деньги правильнее было бы направить на капитальное развитие компании?

— Мы призываем акционеров проголосовать против сделки, потому что она деструктивна с финансовой и стратегической точек зрения. И если она состоится, Vimpelcom будет более ограничен в капитальных вложениях. Сейчас у Vimpelcom хороший денежный поток (по итогам трех кварталов 2010 года $1,6 млрд.— "Ъ"). Исходя из этого, предложение выплатить дополнительные дивиденды естественно.

— Потеря "Вымпелкомом" позиций на российском рынке, в результате чего оператор уступил в прошлом году "МегаФону" второе место по количеству абонентов и выручке от мобильных услуг, ваш основной аргумент против сделки по покупке Wind Telecom?

— Потеря "Вымпелкомом" позиции на российском рынке не является аргументом против этой сделки. Топ-менеджменту нужно держать в голове несколько мыслей одновременно, а не одну. Нельзя забывать, что, когда компания начинает проект по слиянию или поглощению, необходимо по-прежнему уделять достаточно внимания текущим делам. Значительное улучшение результатов в России необходимо, даже жизненно важно для Vimpelcom. Какой бы сделка ни была, хорошей или плохой, это не должно влиять на результаты в России. Однако, очевидно, такое влияние есть, потому что топ-менеджмент Vimpelcom слишком сильно сконцентрировался на этой сделке по сравнению с уровнем внимания к операционному совершенству в России.

— В октябре прошлого года, если я правильно понимаю, вы поддержали подписание предварительного соглашения об объединении Vimpelcom и Wind Telecom. Почему ваше мнение изменилось?

— В октябре на совете директоров была достигнута договоренность, что по сделке можно двигаться вперед, но условия сделки необходимо улучшить. Это не было окончательным решением. Мы дали Vimpelcom наше видение того, что должно быть улучшено в условиях сделки. Но когда в декабре мы увидели картину в целом, мы поняли, что не можем ее поддержать.

У нас два основных аргумента против сделки. Первый — стратегический. В акционерном соглашении Vimpelcom, заключенном более года назад, указано, что в сфере слияний и поглощений компания должна работать на развивающихся рынках, поскольку именно там высокий рост и потенциал роста в будущем. А эта сделка представляет собой заявку на покупку третьего игрока в Италии, причем игрока со значительным отрывом от лидеров. Порядка 80% EBITDA Wind Telecom приходится на Италию, весьма развитой рынок. Если же Djezzy (алжирская "дочка" Orascom Telecom Holding.— "Ъ") будет национализирована, доля Wind Telecomunicazioni будет составлять около 90% EBITDA Wind Telecom. При этом национализация пройдет, вероятно, по низкой цене. Поэтому здесь нет стратегического обоснования. Вместо ориентированной на рост мы получаем компанию, ориентированную на сформировавшийся рынок.

Второй аргумент — финансовый. Эта сделка значительно увеличит долг Vimpelcom, до более чем $25 млрд. Если будет экономический спад, это создаст серьезную проблему, как уже случалось с "Вымпелкомом" во время финансового кризиса, когда у него были доходы в рублях, а долги — в американских долларах. Из-за этого "Вымпелком" должен был прекратить инвестиции. Сейчас менеджмент Vimpelcom движется в таком же направлении. И потом, мультипликатор, по которому оценен Wind, слишком высок, а расплачивается Vimpelcom, что очень важно, своими акциями, которые сейчас значительно недооценены. Это невыгодно всем акционерам. Выгоду от этой сделки получает только сторона продавца. К такому же заключению пришел и независимый консультант институциональных инвесторов (ISS.— "Ъ").

— Вы говорите, что проблема "Вымпелкома" в 2008 году заключалась в том, что большая часть долга компании была номинирована в долларах, тогда как основную часть доходов она получала в рублях. Но, как заявляет гендиректор Vimpelcom Александр Изосимов, покупка итальянского оператора с выручкой в евро как раз позволит стабилизировать компанию в плане выплаты долгов и закупок оборудования. Вы с этим не согласны?

— Дело в том, что Vimpelcom может заплатить за это слишком большую цену. Цена сделки завышена, особенно учитывая то, что у Wind Telecomunicazioni очень большой долг. В итоге российский оператор будет оплачивать долги, которые набрали активы Нагиба Савириса.

— Есть масса прогнозов, что голосовые услуги перестанут расти, но зато будет расти передача данных, а значит, и все так называемые развитые рынки тоже привлекательны?

— Это зависит от разных факторов. Пока наш опыт с развитыми западными рынками заключается в том, что новых лицензий выдается много, но пик по выручке уже пройден. А развивающиеся рынки по-прежнему растут. Если вы посмотрите на портфель Telenor в Юго-Восточной Азии, то там от 10% до 15% роста каждый год. Поэтому наиболее привлекательный рост происходит на развивающихся рынках, где происходит рост экономики, тогда как в западных странах экономика растет очень медленно, и логично ожидать, что выручка также в перспективе будет расти очень медленно.

Что касается перехода с голосовых услуг на передачу данных. Здесь есть повышенный риск того, что этот переход может, наоборот, отрицательно сказаться на выручке, потому что голос станет частью данных, и это отнимет значительную часть сегодняшней выручки мобильных операторов. Если проанализировать, что происходило с операторами фиксированной связи в большинстве развитых стран, то сначала голос ушел в мобильную связь, и они были вынуждены продолжать существование за счет ADSL, а потом голос стал частью подключения к интернету, и выручка у мобильных операторов снизилась. В развивающихся странах нет такой проводной инфраструктуры, поэтому в мобильных сетях будет как голос, так и значительный объем передачи данных. Развивающиеся рынки — более перспективный вариант на будущее.

— Совсем недавно Александр Изосимов в интервью  "Ъ" рассказывал, что переговоры с алжирскими властями могут состояться только после того, как сделка будет закрыта, поэтому говорить сейчас, что компания выпадает из сделки, не совсем корректно...

— Бизнес — это принятие рисков. Но принимать риски надо обоснованно, потому что, если вы на них идете, вы оказываетесь в ситуации, когда можете потерять слишком много. Если Djezzy будет национализирована, акционеры не получат ничего, кроме убытков.

— Но по условиям сделки, одобренным в январе, господин Савирис берет на себя часть рисков, связанных с возможной национализацией актива. Разве это не снимает риск национализации с Vimpelcom?

— Я ознакомлен с этим соглашением, но не могу его раскрывать. По нашему мнению, оно не защищает интересы Vimpelcom и акционеров компании, но очень хорошо защищает интересы другой стороны. Я считаю, что крайне важно для акционеров знать детали этого соглашения, чтобы принимать взвешенное решение по сделке. Но до сих пор Vimpelcom не дал возможности ознакомиться с его деталями.

— Какую цену или какой мультипликатор вы считаете справедливым для Wind?

— На сделку надо смотреть комплексно, на комбинацию того, что Vimpelcom получает 51,7% Orascom Telecom Holdings с Алжиром, Wind Telecomunicazioni с ее долгом. В итоге, когда за все это вы платите недооцененными акциями Vimpelcom, это очень много, при этом стратегического смысла в сделке нет.

— Учитывая последние события, вы не пожалели о том, что полтора года назад согласились на создание Vimpelcom, приняли акционерное соглашение, по которому возможно одобрить сделку, даже если кто-то из акционеров выступает резко против нее?

— Соглашение акционеров создало структуру корпоративного управления, которая позволяет избежать тупиковых ситуаций. И оно предусматривает возможность, что сделка может продвигаться, даже если один из основных акционеров против нее. Но это же соглашение позволяет несогласной стороне не допустить размывания своей доли. И мы не принимаем ситуацию, когда Telenor пытаются лишить преимущественного права покупки новых акций при помощи искусственно сконструированной M&A-сделки (в начале января структура миноритарного акционера Altimo Глеба Фетисова объявила, что владеет 0,7% OTH, в связи с чем сделка по покупке Wind была признана сделкой с заинтересованностью.— "Ъ"). Поэтому мы инициировали арбитражный процесс. Мы готовы к выкупу наших акций по преимущественному праву, готовы инвестировать в компанию миллиарды долларов, потому что хотим сохранить свою долю.

— Вы называете сделку господина Фетисова фиктивной, почему?

— Я не могу раскрыть вам нашу юридическую позицию. Но вы можете проанализировать обстоятельства сделки. Telenor еще в декабре заявила о своем намерении воспользоваться преимущественным правом в рамках данной сделки, и единственный сценарий, при котором Telenor не могла воспользоваться этим правом, это признание этой сделки сделкой с заинтересованностью. Документ для наблюдательного совета с описанием всех подробностей сделки был разослан за неделю до собрания в январе. Все знали, как они собирались голосовать, но за несколько дней до собрания совета появилась информация о том, что эта сделка является сделкой с заинтересованностью.

— В Altimo настаивают, что господин Фетисов инвестирует во многие телеком-компании, а акции OTH приобрел еще летом прошлого года.

— Но если он, как они утверждают, был заинтересованным лицом, он должен был незамедлительно проинформировать об этом фондовый рынок. При этом я знал о переговорах с Нагибом Савирисом с апреля прошлого года. Для меня очевидно, что это искусственная сделка.

— Telenor подавала петицию о наложении обеспечительных мер на сделку, но суд ее не удовлетворил. Одновременно суд наложил ряд обязательств на акционеров компании. Они защитят Telenor?

— Мы получили то, что было необходимо. Altimo, Vimpelcom и Weather II (сейчас контролирует Wind Telecom.— "Ъ") приняли обязательства, которые имеют силу судебных обеспечительных мер. Они обязаны будут сделать все необходимое, чтобы обеспечить нам преимущественное право выкупа акций.

— Правильно ли, что основное, чего вы опасались в этой ситуации, было снижение доли "Альфа-групп" в Vimpelcom ниже 25% для того, чтобы текущее акционерное соглашение стало недействительным?

— Обязательства перед судом сформулированы таким образом, что доля Telenor не должна быть менее 25% и что совокупные доли Telenor и Altimo должны быть более 50%.

— Пять лет назад между вами и Altimo возникли похожие разногласия вокруг выхода компании на украинский рынок. Александр Изосимов, как и сейчас, поддерживал экспансию, впоследствии вы попытались оспорить его действия в суде. Рассматриваете ли вы сейчас возможность судебных претензий лично к господину Изосимову?

— Тогда, как мы считаем, было нарушение в сфере корпоративного управления. Сейчас ситуация другая.

— Один из основных аргументов господина Изосимова за сделку заключается в том, что в ближайшие годы индустрия будет консолидироваться, поэтому компании необходимо укрупняться, вы согласны с этим?

— Быть большой компанией важно, Telenor получила много выгод за счет своего размера. Например, в Индии мы стали одним из крупнейших покупателей сетевого оборудования в мире и благодаря этому договорились об очень хороших ценах. У нас будет значительно более хорошая платформа, а затем и значительно более хорошая финансовая база для генерирования денежного потока в будущем. Мы создавали Vimpelcom, чтобы он стал больше, устойчивее и эффективнее. Но почему к этому моменту компания не воспользовалась своими размерами для получения синергетического эффекта? С моей точки зрения, она платит слишком много и чувствуется недостаточная компетенция в сфере инвестиций в сети. Если бы менеджмент уделял этому больше внимания, думаю, это принесло бы существенную пользу бизнесу. Менеджмент много говорит о синергетическом эффекте от сделки, но он завышен.

— Но в мире не так уж много компаний, с которыми можно сливаться. Получается, что единственная альтернатива сделке по покупке Wind — покупка небольших операторов в разных странах?

— Если вы откажетесь от очень большой и очень плохой сделки — это не конец света. Telenor поддержит любую сделку, создающую стоимость для Vimpelcom. Мы хотим видеть Vimpelcom растущим и эффективным. В таком случае компания будет последовательно развиваться шаг за шагом. Вы должны быть бизнесменом и заключать сделки, имеющие смысл с финансовой точки зрения. Если вы выходите на новый рынок, вы должны делать это, например, потому, что там низкий уровень проникновения. Если вы покупаете оператора, вы должны видеть, как вы можете улучшить его работу, чтобы извлечь из этого выгоду. Нельзя думать только о масштабе. Нашу задачу в Vimpelcom мы видим в совместном формулировании наиболее эффективных путей развития. Vimpelcom — компания со значительными перспективами и высокой ценностью, и эта ценность сохранится даже в случае совершения этой очень плохой сделки. Но эта ценность была бы гораздо выше, если бы сделки не было. Можно задуматься об Африке, можно задуматься о Юго-Восточной Азии и так далее.

— Поддержала бы Telenor участие "Вымпелкома" в тендере на покупку мобильного оператора в Сербии Telekom Srbija, учитывая, что там работает ваша "дочка"?

— Если сделка состоится по справедливой цене, в этом не будет проблемы. Соглашение акционеров очень четко регламентирует подобные ситуации.

— Что, на ваш взгляд, необходимо сделать "Вымпелкому", чтобы восстановить позиции на российском рынке?

— Сконцентрироваться на качестве сети, осуществлять правильные инвестиции, работать более совершенно и реализовать по-настоящему эффективную логику дистрибуции в компании. Говоря о дистрибуции, я имею в виду, что нужно улучшить структуру продаж, чтобы более эффективно продавать контракты, а также обеспечить такое качество сети и предложить такие цены, чтобы клиенты не уходили, а оставались с "Вымпелкомом".

— Почему вы думаете, что система дистрибуции "Вымпелкома" недостаточно хороша? Связано ли это с менеджерами, недавно покинувшими компанию, или вызвано иными причинами?

— В течение нескольких лет были представлены разные тактики и стратегии дистрибуции, но настоящих результатов не было, поэтому необходимо профессионально и системно заниматься этим из месяца в месяц и из года в год. Для этого менеджеры должны расти в компании, развиваться вместе с ней и развивать новое поколение руководителей. Елена Шматова тому пример (гендиректор "Вымпелкома".— "Ъ").

— Недавно участники рынка рассказывали "Ъ", что акционеры договорились с гендиректором Vimpelcom Александром Изосимовым, что он будет как минимум три недели в месяц проводить в России до тех пор, пока ситуация в России не стабилизируется.

— Про количество недель сказать не могу, но думаю, Александр будет проводить больше времени в России. Он — председатель советов директоров российского "Вымпелкома" и украинского "Киевстара". Теперь, я думаю, он станет бывать здесь довольно часто и работать в советах, а также за их рамками над повышением эффективности компании. Глядя на результаты прошлого года, для всех очевидно, что над этим надо работать.

— Стоит ли ожидать дальнейших изменений в топ-менеджменте "Вымпелкома"?

— Не могу комментировать, это внутренние процессы компании. Но для акционеров очень важно оказать поддержку менеджменту в сфере повышения эффективности работы компании.


Интервью взяла Анна Балашова

 

опубликовано: БНИЦ/Шпилькин С.В. источник: Коммерсантъ



Важно знать о Норвегии Ян Эдвард Тигисен о сделке с Wind Telecom


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics Counter

Ян Эдвард Тигисен о сделке с WIND TELECOM Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru