Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/Литература Норвегии/О писателях Норвегии/Интервью c Тургримом Эггеном/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:
Лучший аквапарк москва самый большой аквапарк в москве.
Игровой комплекс аквапарк с 3 горками цена.



Норвежские авторыСтатьи о литературеЛитературные события
Норвежская классика О писателях Норвегии Слово переводчика
Поэзия НорвегииЛитература Норвегии: краткая историяКниги и переводная литература
Норвежские сказкиГамсун-2009 

Интервью C Тургримом Эггеном

Тургрим Эгген (норв. Torgrim Eggen, род. 29 октября 1959) — норвежский писатель, журналист и музыкант. Он работал журналистом в норвежском музыкальном издании «Nye Takter», в газете Arbeiderbladet, Puls, журнале Beat и газете Dagbladet, а также редактором бесплатной газеты Natt&Dag. Кроме этого Эгген играл на бас-гитаре в норвежской группе новой волны «The Cult».
Библиография

    * 1991 — «Nisser & Dverge» — сатирическое произведение, написанное в соавторстве с Herman Willis и Hans-Olav Thyvold.
    * 1992 — «Gjeld» — роман.
    * 1995 — «Hilal» — роман.
    * 1996 — «Internett for tvilere» (руководство)
    * 1997 — «Den nye Dylan» — роман.
    * 1999 — «Larmen og vreden : guide til de 100 mest nødvendige rockplatene», написано в соавторстве с Sindre Kartvedt, иллюстрации Steffen Kverneland.
    * 2000 — «Pynt» — роман.
    * 2002 — «Duften av Havana» — история культуры сигар и сигарет, иллюстрации Rolf M. Aagaard.
    * 2003 — «Trynefaktoren» — роман.
    * 2004 — «Farlig godt : fortellinger om verdens beste råvarer», написанное в соавторстве с Jan Omdahl, иллюстрации Knut Bry.
    * 2006 — «Hermanas» — роман.
    * 2007 — «Manhattan. Historier om New York» — роман.


Тургрим Эгген: "Норвежские критики называют меня "хронистом постмодернизма". Интервью

– Тургрим, расскажите, пожалуйста, немного о себе. Насколько я знаю, "Декоратор" - это Ваша первая художественная книга, переведенная на другие языки. Вы писали и нонфикшн?

Тургрим Эгген: Да, была одна книга, ее в прошлом году издали в Дании. Называется "Аромат Гаваны". Она - про кубинские сигары. Про кубинскую историю и политику, про историю курения и всякое разное прочее. Про то, как я курю. К слову, я курю прямо сейчас — гаванские сигары, иногда могу себе это позволить.
Про себя. Я родился в Осло, в 1958 году. Мои родители — профессор литературы и социальная работница. Поскольку литература была привилегией отца, а отнюдь не моей, я за нее долго не брался. Собственно, первый роман я написал спустя год после смерти отца. До этого я учился музыке и четыре года профессионально играл рок-н-ролл. Не слишком, правда, профессионально, как выяснилось — поэтому с 1984 года я переквалифицировался в журналисты. Стал ходячей энциклопедией — писал что угодно и о чем угодно. Мой первый роман появился в 1992 году и назывался он "Долг". В нем я размышлял о моей текущей финансовой ситуации. После "Декоратора", моего четвертого романа, я умотал на юг Франции. Только что я написал еще один роман и в Норвегии он пользуется бешеной популярностью.

– Откуда у вас столь впечатляющие познания в интерьер-дизайне?

Тургрим Эгген: Главным образом, из головы. У меня есть свое видение эстетики, я интересуюсь историей культуры. Правда, дизайн проектов малого масштаба меня не особенно волнует, скорее архитектура. Но семь лет назад я предстал перед необходимостью обставить и украсить большую квартиру. Я просто сошел с ума! Весь этот минимализм и минималистская чувствительность... Я бы хотел жить в квартире, выполненной в минималистском стиле, мне кажется это прекрасным, но характер у меня для этого слишком беспорядочный. Не говоря о деньгах. Окружив себя пустотой, ты парадоксальным образом тратишь кучу денег. То, что касается остального, то я, действительно, провел целое исследование — читал и смотрел все, что хоть каким-то образом касалось Людвига Миса ван дер Роэ, работы которого я обожаю и ненавижу одновременно. Ну и смотрел я на интерьеры, размышлял над формами, образцами...

– Как бы Вы определили ценность "Декоратора" для себя лично?

Тургрим Эгген: Если Вы говорите о реальном смысле слова "ценность", то для меня "Декоратор" - вещь лишняя и необязательная. В норвежском языке слово "ценность" — очень женское, со старушечьим придыханием. Я в сердце немного буддист, то есть я хочу сказать, что мечта моя — быть свободным от всякого имущества. Но вот жестокая шутка: на прошлой неделе я освобождал свою квартиру в Осло (ту самую, минималистскую!), и видели бы Вы все это барахло! Заголовок романа, "Декоратор", я трансформировал из гексаграммы И Цзина "Убранство". Я постоянно пользовался И Цзином, чтобы хоть немного разрушить свой прямолинейный и логический мыслительный процесс. И еще, кстати говоря, постоянно вдохновлялся Брайеном Ино.

– Можно ли соотнести оппозицию функционализма и постмодернизма, которая звучит в Вашем романе, с оппозицией постмодернизма и некого "нового метода"?

Тургрим Эгген: Никогда об этом не думал. Что, интересно, за функционализм может быть в литературе? Подозреваю, что-то типа Эрнеста Хемингуэя? И наконец, выступления против постмодернизма у моего героя не обязательно являются моими собственным. Мне необходимо было сделать его пуристом, этаким фанатичным крестоносцем (в функционализме, к слову, очень много от протестантского фанатизма). Меня, вообще-то, в современной норвежской литературе называют "хронистом постмодернизма". Под этим, очевидно, имеется в виду, что мои произведения как таковые не постмодернистские, но описывающие постмодернистскую ситуацию. Это приложимо, по-моему, ко всем пяти моим романам. "Нового метода" у меня нет. Я меняю метод от книги к книге, чтобы процесс писательства продолжал доставлять удовольствие.

– Повлияли ли романы Брета Истона Эллиса на Вашу прозу? Если нет, можете ли назвать писателей, которые это сделали?

Тургрим Эгген: "Меньше, чем ноль" мне жутко не понравился, от "Американского психопата" я в восхищении. Вот, собственно, и все, что я у Эллиса читал. Он не повлиял на мою прозу, но, возможно, повлиял на выбор темы. Вероятно, без "Американского психопата" "Декоратор" бы не возник. Не знаю. Для меня вопрос заключался в следующем: "У меня есть идея, которую люди ассоциируют с Эллисом. Продолжать мне теперь работу или бросить?". Я решил продолжать, и, на мой взгляд, получилось вполне независимое произведение. Обе книги рассказывают о конце 20 века, эпохе крайнего потребительства (думаю, это должно быть интересно русским, которые вступили в игру чуть позже). Мне кажется, что проза Эллиса немного банальна. Он не владеет красивым синтаксисом, он не может быть назван мастером иронии и парадокса. Но он могуч, без сомнения.
Кто уж точно повлиял на "Декоратора", так это Элиас Канетти с его "Ослеплением". Там идет речь о синологе, который нанял домработницу, и она перевернула его дом с ног на голову. Есть и киношные влияния — в первую очередь, это Роман Полански. А в последних двух главах, самом гротескном фрагменте романа, я полускрыто отдаю дань уважения моему личному кумиру — Эдгару Аллану По. Ведь кончается роман почти как фильм ужасов.

– Ваш роман, как кажется, выдает весьма депрессивное мировосприятие. Так ли это или, следуя И Цзину, Вы воспринимаете мир как постоянную смену событий?

Тургрим Эгген: Конечно, И Цзин и постоянный круговорот. События меняются все быстрее и быстрее. И Цзин, конечно, был написан пять тысяч лет назад, и мир тогда был куда более стабильным. Социальный комментарий, который я даю в своем романе, таков: непредсказуемые изменения делают людей больными, они превращаются в кокон — прячутся в своих домишках, украшая внутренности своей культурной тюрьмы. А снаружи — только страх. Это особенно характерно для Норвегии — мы всегда были по ту сторону великих перемен в Европе, стояли в дверях, любовались всяческими красивостями и наслаждались благополучием. Время действия "Декоратора" — это конец 1999, "fin de siecle", как говорят французы. Это история о декадансе, несмотря на то, что этот декаданс очень тихий и, по большому счету, очень скучный.

– Чувствуете ли Вы себя "норвежским писателем" или такого определения в современной европейской литературе не существует?

Тургрим Эгген: Существует, конечно. Норвегия — очень маленькая страна с богатейшим культурным наследием. "Декоратор" был опубликован тем же издательством, что выпускало Ибсена и Гамсуна. И я горжусь этим. С другой стороны, в моих произведениях мало что напоминает стандартное представление о "норвежской литературе" — мрачных книгах, где люди стараются сказать настолько мало, насколько это возможно, где основную часть повествования занимает живописание природы и зимы. В "Декораторе", конечно, зима есть, но мои герои редко выходят на улицу. Как и у Ибсена, если задуматься.

– Мне кажется, у русских читателей нет адекватного представления о норвежской литературе. Среди раскрученных авторов у нас — только Эрленд Лу и Николай Фробениус. Расскажите, пожалуйста, о ситуации в современной норвежской литературе.

Тургрим Эгген: Ну, что касается Лу... Он был весьма успешен последних лет шесть-семь, его книги хорошо продавались, и среди молодежи он вроде бы сделался культовой фигурой. Но в результате он решил стать чем-то типа бюрократа от культуры, и его последний роман был для многих большим разочарованием. Сейчас о нем говорят немного.
Николай, которого я хорошо знаю лично, как писатель особым успехом никогда не пользовался, в Норвегии он больше известен как сценарист. Хотя европейская публика, особенно французская, его романы очень любит.
Самые популярные в Норвегии авторы — это Ларс С. Кристенсен, Даг Сулстад и Ингвар Амбьернсон. Не менее значителен и Ян Кьярстад. Ну и, конечно, не буду говорить, куда я зачисляю себя.
Забавно, я только что вернулся из Норвегии, где мы обсуждали, появилось ли новое социально-политическое сознание у нового поколения писателей. Что-то такое, кажется, есть. По крайней мере, мой новый роман будет мощным ударом по нынешней норвежской демократии.
Сейчас у нас много обещающих писателей. Много энергии на литературном поле. Появился новый заряд — новая любовь к сюжетному повествованию, без которого, литература, по-моему, существовать не может. Конечно, есть куча скучной, интровертной бредятины — такое всегда возникает в тихом, спокойном месте.
В Норвегии ведь ничего не происходит — поэтому я и свалил оттуда. Впрочем, на юге Франции не лучше. Думаю, я и здесь останусь недолго.

Torgrim Eggens — Официальный веб-сайт

Читать также: Тургрим Эгген


Опубликовано: БНИЦ/Шпилькин С.В. Источник: Книжная витрина Автор: Иткин Владимир



Важно знать о Норвегии Тургрим Эгген: "Норвежские критики называют меня "хронистом постмодернизма". Интервью


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics Counter

Интервью C Тургримом Эггеном Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru