Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/Литература Норвегии/Статьи о литературе/А. Гозенпуд. Лудвиг Хольберг (Биография)/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:
http://www.more-on.ru/ купоны в аквапарки.
москва аквапарк цены Мореон.



Норвежские авторы Статьи о литературе Литературные события
Норвежская классикаО писателях НорвегииСлово переводчика
Поэзия НорвегииЛитература Норвегии: краткая историяКниги и переводная литература
Норвежские сказкиГамсун-2009 

А. Гозенпуд. Лудвиг Хольберг (Биография)

Кто с Хольбергом не смеется, тот над Гольдони заплачет.
Ф. Хагедорп

Богат и многообразен вклад Лудвига Хольберга в сокровищницу датской культуры. Поэт-сатирик, драматург, создатель национального театра, моралист, учёный и мыслитель, он был подлинным просветителем и борцом с общественными пороками.
За два века, истекшие со дня смерти писателя, слава его не потускнела. Лучшие произведения Хольберга - поэма «Педер Поре», сатирический и философский роман «Подземное путешествие Нильса Клима» и в особенности комедии - сохранили на сегодня не только историко-литературное, но и эстетическое значение. Книги Хольберга навсегда вошли в жизнь датского народа. Г. Кр. Андерсен в сказке «Хольгер-датчанин» называет имя писателя в ряду великих борцов за свободу и независимость родного народа: «Помимо силы меча, писал он, есть на свете и другая сила», - и дед показал на полку, заставленную старыми книгами - комедиями Хольберга. Все их хорошо знали и перечитывали по многу раз: очень уж занятны эти комедии, и кажется, будто ты знал людей, которые в них выведены, хотя они и жили в стародавние времена. - «Как видите, Хольберг тоже умел сражаться, он высмеивал в людях всё дурное и смешное». Комедии великого писателя не сходят в наши дни со сцен датского и норвежского театров, они популярны и за рубежом Скандинавии.
Творчество Хольберга проникнуто любовью к людям честного труда и ненавистью к тунеядцам, к тем, кто презирaeт родной язык и нpaвы. В страстном, одухотворённом патриотизме – сeкрет неувядаемой молодости писателя.

1
 
Норвежец по рождению, Хольберг связал свою жизнь с Данией. Норвегия в XVI веке утратила последние остатки независимости: политическое самоуправление, армию, флот, финансы, суд. В Норвегии отныне господствовал наместник, который управлял страной от имени датского короля. Политическая власть, церковь и наука - всё было сосредоточено в Копенгагене. Однако, отняв у Норвегии самостоятельность, датчане не осмелились превратить свободных норвежских крестьян в крепостных, как это было в Дании. Ф. Энгельс подчеркивал, что «норвежский крестьянин никогда не был крепостным, и это дает всему развитию... совсем другой фон» . Энгельс противопоставлял норвежского мелкого буржуа, сына свободного крестьянина, жалкому немецкому мещанину. Его слова можно в полной мере отнести не только к XIX, но, и конечно, и к XVIII столетию. Хольберг был потомком свободного норвежского крестьянина, жившим в условиях дaтcкoго абсолютизма. Отсюда острый конфликт глубокого свободолюбия с уродливой социальной действительностью. В писателе Хольберге никогда не умирал свободолюбивый норвежец, как не умирал он в его преемнике, замечательном датско-норвежском писателе Весселе.
Лудвиг Хольберг родился 3 декабря 1684 года в Бергене (Норвегия) в семье офицера, крестьянина по происхождению, начавшего военную службу солдатом. По словам Хольберга, его отец был человек «благородный не по рождению, а по делам». Кристен Нильсен Хольберг (так звали отца будущего писателя) умер тогда, когда его сын был ещё ребёнком.
Семья (вдова и семеро детей) осталась почти без всяких средств к существованию: пожар уничтожил в 1685 году всё их имущество. Детские и юношеские годы Хольберга прошли в обстановке, полной лишений и тяжёлой нужды. Когда ему исполнилось десять лет, умерла его мать. Скудная  помощь родственников, не любивших живого и насмешливого мальчика, позволила ему получить только начальное образование в бергенской немецкой школе и латинском училище.
Желание продолжать учение побудило юношу в 1702 году поехать в Копенгаген, чтобы поступить в Университет. Однако из-за отсутствия средств он вынужден был вскоре вернутьсяв Берген и принять должность домашнего учителя у одного священника. Хольбергу приходилось замещать своего хозяина и на церковной кафедре. По-видимому, уже в эти годы возникло у него скептическое отношение к священнослужителям. Год спустя Хольберг снова отправился в Копенгаген и опять из-за отсутствия средств должен был оставить занятия в университете и возвратиться в Берген к опостылевшей работе домашнего учителя. Свободное время он посвящал изучению иностранных языков.
Пребывание в качестве домашнего учителя в доме бергенского архиепископа Нильса Смита перевернуло жизнь Хольберга. Юноша и раньше мечтал о путешествиях. Знакомство с путевым дневником Нильса смитat странствовавшего по Европе, усилило его желание узнать чужие страны. Хольберг продал всё своё скудное имущество, чтобы собрать деньги на дорогу, и с шестьюдесятью ригсдалерами - суммой ничтожной - решил отправиться в Голландию. Путешествие по морю и двухнедельное пребывание в Амстердаме полностью истощили его средства. Попытка использовать знание иностранных языков была безуспешной, к тому же на четырнадцатый день Хольберг заболел горячкой и едва не погиб без всякой помощи. Выздоровев, он направился пешком в Ааасен, снискивая пропитание игрой на флейте и прося милостыню. Пешком же он добрался до Голландии, а оттуда, скопив немного денег, возвратился в Норвегию. Самолюбивый юноша не захотел вернуться в Берген и обосновался в Кристиансанде, где преподавал языки. К этому времени он овладел греческим, латинским, немецким, французским, английским и итальянским языками.
В 1706 году Хольберг предпринял новое путешествие за границу. Он отправился в Англию вместе со своим товарищем Кристиаиом Бриксеном. Если первое заморское путешествие было в значительной мере посвящено ознакомлению с неизвестной страной, то поездка в Англию преследовала образовательные цели; Хольберг записался в число студентов Оксфордского Университета. Всё свободное время он читал книги по истории, теологии и юриспруденции. Средства к существованию он добывал, преподавая языки и музыку. В Оксфорде и Лондоне Хольберг провёл два года.
Mы не знаем, познакомился ли Хольберг во время своего пребывания в Англии с произведениями Шекспира. Он нигде не упоминает имени великого драматурга. Но нам известно, что Хольберг хорошо изучил основные сочинения английских деистов, в частности Локка, а также произведения  Мандевиля, труды богословов Фелла и Милля.
Из Лондона Хольберг уехал в Данию, где и обосноавался. Защита диссертации в Копенгагене и доцентура в местном университете не улучшили материального положения молодого учёного: лекции он должен был читать бесплатно. Пришлось отыскивать другой источник существования. Неудивительно, что когда Хольберг вновь получил возможность отправиться в путешествие в 1709 году, он с радостью оставил, университет, чтобы сопровождать в Дрезден в качестве гувернёра фна государственного советника Виндинга. Из Дрездена он направился в Лейпциг. Верный правилу: учиться везде, где только возможно, Хольберг снова сел на школьную скамью. Ему привелось слушать, лекции теологов Киприана и Рейхенберга. Педантизм и глупое шутовство профессоров-богословов оттолкнули писателя. В своей автобиографии Хольберг вспоминает анекдотические лекции одного магистра: «Всякий раз он являлся на лекции с новостями. Иногда с большим тшанием и прилежанием он доказывал, что блаженные в раю обедают и ужинают очень сытно. В другой раз он произнёс на отличном латинском языке надгробную речь по своей перчатке, которую слушатели украли накануне».
Зимой по замерзшему Бельту Хольберг возвратился в Копенгаген. Так завершилось его третье путешествие. Молодой учёный был принят стипендиатом в медицинскую коллегию; пять лет (l709-1714) Хольберг посвятил углублённым научным и литературным трудам. Среди них основное место занимают «Введение в историю европейских государств» (1711) и «Введение в изучение eстecтвeннoго права, составленное на основании работ знаменитых юристов - Гроциуса, Пуфендорфа и Томазиуса, иллюстрируемое примерами из истории северных королевств» (1713) . Эти труды, а также рукописная «История Кристиана IV и Фридерика III» принесли автору небольшую денежную помощь от одного из королевских сановников.
Хольберг снова отправился в путешествие за границу, на сей раз во Францию, побывав предварительно в Нидерландах. Из Брюсселя он пешком добрался до Парижа. В библиотеке Мазарини, а позднее в Риме он изучал «Исторический и критический словарь» Пьера Бейля (1695-1697), книгу, юшншуюся школой вольномыслия и, по словам Маркса, теоретически подорвавшую доверие к метафизике и богословской схоластике. Учение Бейля оказало глубокое воздействие на будущего писателя. В Париже Хольберг посещал спектакли театра, Французской комедии и познакомился с лучшими произведениями Молъера. Они оставили неизгладимый след в его сознании. В общей сложности Хольберг провел в Париже полтора года, а в августе 1716 года отправился в Италию. На пути из Марселя в Геную на корабль напали корсары; молодой учёный со шпагой в руках принял участие в сражении. В Риме он поселился в том же доме, где жили актёры комедии дель арте. Хольберг посещал почти все их представления, познакомился с техникой актёров-импровизаторов и практически приобщился к искусству этого театра. После знакомства с драматургией Мольера это было самым глубоким театральным впечатлением Хольберга.
В феврале 1717 года он оставил Рим и, дойдя пешком до Флоренции, а затем до Турина, направился в Лион и Париж, потом через Амстердам и Гамбург вернулся в Копенгаген: его ждала кафедра метафизики в местном университете. Положение молодого ученого было достаточно двусмысленным: Хольберг, прошедший школу Бейля, сознавал всю бесплодность этой лженауки. Уже первая его вступительная лекция «в честь метафизики», по словам самого Хольберга, «была скорее панихидой, чем панигириком».
Внимательный и чуткий наблюдатель, Хольберг с глубокой горечью видел тяжёлое и угнетённое состояние народа, экономическую и культурную отсталость Дании, её рабскую зависимость от французской и в особенности от немецкой культуры. Крестьянство было бесправно и находиились в крепостной зависимости от помещиков. Король и дворяне владели примерно 95% земли. Финансы были истощены длительными инеудачными войнами; средства для покрытия все возраставшего государственного долга отсутствовали. Дворянство тщетно пыталось сохранить свои привилегии и не уступало политических прав буржуазии. Однако кризис крепостнического хозяйства и развитие капиталистических отношений в стране (ХVII век) привели к ослаблению позиции дворянства и укреплению буржуазии. Этому в значительной мере способствовал абсолютизм. До второй половины ХVII столетия королевская власть в Дании была избирательной и ограниченной. Полнота власти принадлежала ригсроду (государственному совету), в котором господствовала аристократия. В 1660 году Фридерик III при поддержке буржуазии и духовенства упразднил ригсрод и добился провозглашения полной наследственной королевской власти. Тогда же были приняты решения, отраничивающие права дворянства, Но ослабление феодальных привилегий аристократии нисколько не улучшило положения народа. Крестьянство по-прежнему оставалось в рабской зависимости от помещиков; оно не только кормило все паразитарные классы, но и служило основным источником воинской силы. В армии царила жестокая муштра. Солдат часами выдерживали в строю, гоняли по фрунту, привязывали к колодке, били плетьми и т. д. В результате неудачных войи Дания оказалась в полной зависимости от Швеции. Только военный разгpoм войск Карла ХII, произведенный в начале XVIII века русской армией, принёс освобождение Дании.
Невежество и грубые предрассудки властвовало во всех слоях датского общества. Вера в сатану и ведьм была настолько распространена, что считалось непростительным грехом усомниться в их существовании. «Процессы ведьм» происходили не только в XVII, но и в XVIII столетии, и их отражение мы можем встретить в комедии Хольберга «Чародейство, или Ложная тревога». Наука и литература влачили жалкое существование. Во всём господствовало рабское подражание чужеземному. Король и придворная челядь стыдились родного языка. Немецкая и французская речь при дворе совершенно вытеснила датскую; последняя звучала только в крестьянских семьях и в среде патриархальной буржуазии. Парижские моды, французские и немецкие книги, иностранные зодчие, воздвигавшие дворцы и замки для короля и датских вельмож, иностранные живописцы, расписывавшие плафоны в этих дворцах, - таково было подлинное лицо датской дворянской культуры XVIII вeкa. Поэтому становятся понятными, уничтожающие слова Маркса, сказанные в 1848 году: «Датчане представляют народ, находящийся в самой неограниченной коммерческой, промышленной, политической и литературной зависимости от Германии. Известно, что фактической столицей Дании является не Копенгаген, а Гамбург... что Дания получает все свои литературные средства, точно так же, как и материальные, через Германию, и что датская литература - за исключением Гольберга - представляет бледную копию немецкой литературы» . Характеризуя культурную жизнь Дании ХVIII вeка, Г. Брандес писал: «Единственное, что было издано при Фридерике IV с вспомоществованием от короля, были акт коронации и миропомазания и закон о королевской власти. Отсюда делается понятным часто приводимый факт, что когда, аббат Биньон в 1709 г. пожелал при помощи дaтского профессора - Beггopcта снабдить королевскую библиотеку в Париже датскими книгами, он получил ответ, что с начала столетия ни одной новой книги не вышло». Всей духовной жизнью страны руководила цepкoвь, жестоко преследовавшая «вольномыслие».
Силы народа, создавшего чудесные образцы фольклора, народа, давшего миру астронома Тихо Браге и учёного Саксона Грамматика, были скованы. Хольберг сумел помочь духовному освобождению народа. Для этого нужно было обладать огромным мужесгвом, силой и энергией, способными противостоять объединённым усилиям реакции Иi невежества. Патриотизм обусловил страстное желание Хольберга преодолеть убожество и застой культурной жизни страны, его упорную борьбу против всего, что мешало духовному освобождению нации. Но Хольберг был сыном своего времени. Политическая программа писателя была чужда революционности: она умещалась в пределах просвещённого абсолютизма, хотя писатель нe прошёл мимо социальных уродств действительности. Не был Хольберг и атеистом. Он оставался на позициях деизма. Однако, нападая на ханжество и религиозную нетерпимость, он боролся против власти церковников. Оружием этой борьбы была сатира.
Первым крупным литературным произведением писателя явилась поэма «Педер Поре», вышедшая в свет в 1719 году и подписанная псевдонимом - Ганс Миккельсен, пивовар из Каллундборга. Поэма была снабжена «учёными» комментариями Юста Юстенсена, под маской которого скрывался тот же Хольберг. Если сначала писатель думал ограничиться сочинением «ироикомической» поэмы, пародирующей не только «Энеиду» Вергилия, ио и «Одиссею» Гомера, то со второй песни замысeл его углубился. Поэма повествует о похождениях каллундборгского торговца Педера Порса. Богиня зависти насылает на его корабль бурю. Судно разбивается о камни в Каттетате, вблизи острова Анхольт. Центральная часть поэмы - описание жиззни на этом острове, сатирическое обобщающее современную писателю датскую действительность. Население островa находится под властью фогта (управляющего), про6ста (священника) и пономаря, живет грабежом и воровством; в свою очередь фогт, пробст и пономарь грабят жителей, Нет никакой разницы между священником и разбойником. На острове Анхольт люди чаще умирают на виселице, чем в постели, поэтому священник взимает за крестины двойную плату, так как не рассчитывает получить денег за отпевание. Своеобразны анхольтское правосудие и законы. Преступнику сначала выносят приговор, затем выслушивают его оправдания, которые, впрочем, не влекут изменения кары. Хольберг рисует в поэме тягостное положение крестьян, паразитарное существование высших классов, бедственное положение науки, победу, схоластики и педантизма над подлинным знанием.
Наряду с сатирически-пародийными эпизодами, в поэме слышны ноты патетические. Хотя писатель относится без сочувствия к мятежу, призыв одного из героев к жителям острова пойти войной против общих врагов звучит, как речь подлинного вождя крестьянских восстаний:
О жалкие рабы! Что за корысть искать
Baм средства для того, чтоб дома умирать
От голода в беде? Честнее пасть иначе –
Сражаясь на войне. Вы трудитесь, как клячи,
Чтоб барин, фогт и поп не ведали труда.
А вам не отдохнуть и в праздник никогда.
Начав поэму с описания похождений каллундборгского торговца, поэт увлекся изображением нравов и быта анхольтцев, и постепенно жанровые зпизоды вытеснили основную линию сюжета. По справедливому замечанию датских литературоведов, в жанровых сценах поэмы намечены образы многих героев его будущих комедий. В «Педере Порсе» мы встречаем фигуры политиканствующих ремесленников, болтливого цирюльника Геерта Вестфальца, Пера-пономаря, трусливого офицера, вербовщика солдат и пр. Характерно, что некоторые персонажи в поэме уже носят и имена, под которыми они позднее появятся в пьесах.
«Педер Порс» - произведение большой социальной силы. Появление книги вызвало взрыв ярости в среде аристократии и буржуазии. В многочисленных доносах поэма была объявлена бесстыдным творением злобного ума. В особенности неистовствовали университетские профессора, которых Хольберг задел в третьей песне, где вслед за поэмой Буало «Налой» изобразил латинский диспут, завершающийся битвой, в которой роль орудий играют книги. Владелец острова Анхольт - советник Ростгор настаивал на сожжении поэмы Хольберга рукой палача. Зато народ полюбил «Педера Порса», и книга проникла в самые отдаленные и глухие уголки страны. Не будет преувеличением сказать, что в Дании той эпохи не было более популярной книги, чем эта. Вскоре после выхода в свет «Педера Порса» Хольберг обратился к драматургии.
В 1722 году двум предприимчивым французам - Монтегю и Каппиону удалось получить разрешение на организацию в Копенгагене датского театра. Хольберг стал его присяжным драматургом.
До того Дания не обладала профессиональной национальной сценой. Школьные драмы, преимущественно переводы латинских и немецких текстов, появились в конце XV - начале XVI столетия. Спектакли на датском языке разыгрывались от случая к случаю, но обычно перед ограниченной аудиторией. Король и придворная знать довольствовались представлениями немецкой и французской трупп, а впоследствии к ним прибавились гастроли англичаи и итальянцев. Постоянные французские труппы выступали в Дании с конца XVII столетия, в царствование Кристиана V (1670-1699). В то время как нащиональный театр отсутствовал, французской труппе двор ежегодно выдавал субсидию в две тысячи ригсдалеров. В конце XVII столетия получает разрешение на устройство отдельных спектаклей в Копенгагене и немецкая труппа; однако монополия оставалась за французами вплоть до 20-х годов XVIII столетия; когда французская драматическая труппа была распущена и на её место приглашены из Гамбурга немецкие оперные артисты, руководимые замечательным композитором Рейнхардтом Кейзером.
После расформирования французской придворной труппы в Копенгагене остались только некоторые актёры, связанные семьёй и долголетней работой. Один из них - Этьен Каппион, машинист, декоратор, актер, директор марионеточного театра, другoй - Рене Монтегю, ранее возглавлявший французский театр в Копенгагене. Монтегю просил короля разрешить устройство датских спектаклей. Ссылаясь на мир со шведами, заключенный в 1720 году, он писал; «Основание театра почти у всех народов совпадало с наиболее цветущей эпохой государств, а мир, который ваше величество только что пожаловали своему народу после победы, закончившей продолжительную войну, обозначает собой наилучшее время, какое можно выбрать для этой цели».
23 сентября 1722 года представлением «Скупого» Мольера в датском переводе открылись спектакли национального театра. Наличне талантливых актёров, предприимчивость и энергия директоров не могли бы обеспечить театру нормального существования, не появись на путях датской сцены Лудвиг Хольберг. Мы не знаем, когда и как впервые зародилась у него мысль обратиться к драматургиии, но несомненно, что он интересовался театром задолго до того, как написал первые пьесы; по-видимому, создание датского театра заставило его завершить замыслы, возникшие в предшествующие годы. Лёгкость и быстрота, с какими Хольберг сочинял пьесы, были удивительны. В первом сезоне он написал и поставил четыре комедии, четыре пьесы были написаны в 1723 году, в сезоне 1724/25 года - девять пьес, в 1725/26 - три, в 1727 году - две. Все свои пьесы Хольберг отдавал театру безвозмездно.
В 1727 году театр потерпел крах из-за отсутствия средств, равнодушия датского общества, безразличия короля и двора, враждебного отношения духовенства и университетской профессуры. По замечанию Брандеса, погребальный колокол звонил во всё время существования датского театра. То университетское начальство запрещало студентам, «соблазнённым» Хольбергом, выступать на сцене, то театр облагался непосильными налогами, то не хватало сборов на уплату актерам. Долги привели в1725 году Каппиона в тюрьму.
Сатирические комедии Хольберга создали ему множество врагов, вооружили против него духовенство, дворян, буржуазию. В сценическом эпилоге «Похороны датской комедии» Хольберг вложил в уста актрисы Гьорт следующие слова: «Где мне найти какую-нибудь работу? Ведь мы задевали всех - офицеров, докторов, адвокатов, жестянщиков, маркизов, баронов, цирюльников».
Когда в октябре 1728 года в Копенгагене вспыхнул пожар, духовенство не преминуло объявить, что несчастье вызвано нечестивыми актерами. Театр всё же некоторое время продолжал влачить жалкое существование, но в 1730 году, после вступления на престол ханжи и святоши, Кристиана VI, врага театра и ненавистника Хольберга, спектакли были окончательно запрещены. Театр был объявлен безбожной забавой, губящей добрые нравы; запрещены были увеселения, даже песни и пляски на селе. Всё имущество актеров было продано с торгов.
Мы не знаем, как перенёс Хольберг крушение датской сцены: чувствительность была чужда его натуре. После закрытия театра и вынужденного отказа от драматургии он сочинил одну из самых умных и беспощадных своих книг - философско-сатирический роман «Подземное путешествие Нильса Клима» (1742). По словам Хольберга, он видел в Дании два народа: один, «презирая всё отечественное, тратит силы на погоню за чинами, титулами, милостью вышестоящих лиц; другой, угнетаемый и презираемыи, лишён не только возможности учиться, но даже права на то, что он создаёт сам упорным и тяжким трудом». Это наблюдение и породило книгу Хольберга. Изображение подземного царства призвано вскрыть всю вопиющую бессмысленность человеческихх законов. «Подземное путешествие Нильса Клима» - беспощадная сатира на феодализм и в тo же время осмеяние бесплодных утопических мечтаний современников. Описывая фантастические странствия бергенското студента Нильса Клима под землёй, Хольберг развивает традиции Свифта. Произведение Хольберга неразрывно связано с современной писателю действительностью и как бы подытоживает всё его творчество. Писатель восстаёт против социального и имущественного неравенства, утверждая, что отнюдь не дворянское происхождение и богатство, но ум и дарование должны определять место человека в обществе. Это - излюбленная мысль Хольберга, встречающаяся в его комедиях. В «Жане де Франсе» служанка Марта замечает: «Настанет время, когда больше будут смотреть на ум, чем на то, мужчина ты или женщина, и больше на достоинства, чем на титулы». Хольберг защищает равноправие женщин, исходя из того, что мужчины и женщины равны друг другу в духовном отношении. Приводя тезис церковников, что подчинение женщины мужчине освящено богом, Хольберг продолжает: «Из этого следует совершенно ложное заключение, будто бы это господство мужчины заложено в самой природе». В «Нильсе Климе» писатель рисует идеальное государство, управляемое женщинами.
В своём романе он резко нападает на богословие и метафизику, возвеличивзя истинную науку, опирающуюся на постижение природы. Не случайно в идеальном государстве Поту философы-метафизики и богословы используются наподобие беговых рысаков, соревнующихся в быстрейшем приходе к финишу.
Хольберг направлял остриё сатиры не только против лженауки. Он высмеивал утопистов, мечтавших о создании рая для «блаженных дураков». Полный покой, отсутствие борьбы и деяний в государстве Квазмо уничтожают возможность счастья. Тоска венчает человеческое существование, лишённое смысла. В Лалаке люди не знают труда, и безделье становится их проклятьем. В Нордаке господствует всепоглощающая страсть к обогащению. Люди во сне судорожно сжимают ключи от сундуков. Обожествление золота доходит до того, что в церквах вместо молитв читают таблицу умножения. Страна Кабак населена безголовыми, которые занимают верховные должности советников, министров, камергеров, участвуют в многочисленных заседаниях, не рискуя схватить головную боль. Безголовые профессора читaют лекции безголовым студентам, безголовые прихожане слушают проповеди безголовых священников, а безголовый царь собирает подати с безголовых подданных. Дела в этой стране, саркастически замечает Хольберг, идут ничуть не хуже, чем в тех земных царствах, где у власти находятся государи, обладающие головой.
После многочисленных приключений в царстве животных и музыкальных инcтpумeнтoв Нильс Клим становится повелителем подземного госудapcтвa и, опьянённый властью, превращается в жестокого тирана. Устрашившись ненависти своих подданных, Нильс бежит и, выбравшись на повepхнocть земли, становится пономарём бергенской церкви.

Смерть Кристиана VI (1746) принесла запоздалую свободу датскому театру. Но Хольберг был утомлен долгой борьбой и ограничился тем, что отдал на сцену несколько своих написанных раньше комедий и сочинил ряд фарсов, но они уступали в силе и яркости его прежним пьесам. В последние годы жизни Хольберг выпустил ряд исторических трудов, из которых наибольшее значение для своего времени имела «История Датского государства». В «Мыслях об истории», предпосланных третьему тому этой книги, Хольберг утверждал, что задача историка заключается не в том, чтобы перечислить имена королей, князей, пап и епископов, но в том, чтобы отделить ложь от правды и на основании правдивого изображения прошлого уметь судить о настоящем и будущем. Хольберг требовал от историка суровой объективности и беспристрастия, осуждал тех учёных, котopыe выступают в роли адвокатов или церковных проповедников. Далёкий от того, чтобы понять роль народа в жизни государства, он в то же время видел, что не только воля отдельных королей, но и внутренняя закономерность определяют поступательный ход истории. Хольберг утверждает, что не воля бога, а воля людей проявляется в жизни государства.
В 1747 году Хольбергу был дан титул барона, что имело целью не столько отметить заслуги писателя, сколько обеспечить за государством имущество бездетного Хольберга. О том, как относился последний к дворянскомy званию, можно судить по его пьесам «Дон Ранудо де Колибрадос» и «Благородное честолюбие». Герб, составленный самим Хольбергом, состоял из изображения горы с пещерой (Holberg), лиры и ели. Этим, как. справедливо указывает Брандес, великий дpамaтург хотел «выразить, что именно его поэтическая деятельность доставила ему дворянское звание, и в то же время желал обратить внимание на своё норвежское происхождение. Ель означает, очевидно, Норвегию».
Всё своё состояние и библиотеку Хольберг завещал в пользу академии в Сорё. 28 января 1754 года писатель скончался.

(c) А. Гозенпуд



Важно знать о Норвегии А. Гозенпуд. Лудвиг Хольберг (Биография)


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics Counter

А. Гозенпуд. Лудвиг Хольберг (Биография) Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru