Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/История Норвегии/Статьи/Скандинавский и Финляндский фашизм/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:




Архитектурные памятники НорвегииВикингиНобелевские лауреаты
Знаменитые именаДаты истории Норвегии Статьи
Эпоха викинговВеликие путешественникиИстория Норвегии - обзор
Норвегия в годы Второй мировой войны 

Скандинавский и Финляндский фашизм

Введение
Появление в мире такого политического течения как фашизм имело огромное значение. Именно поэтому изучение скандинавского и финляндского фашизма как части фашизма мирового не лишено научной значимости.
Цель моей работы состоит в том, чтобы проанализировать фашизм на территории Скандинавских стран и Финляндии, а также выяснить его влияние на историю стран. Кроме того, я ставлю перед собой следующие задачи: рассмотреть историю зарождения и развитие фашизма на данной территории, проанализировать деятельность профашистских организаций.
Важно объяснить происхождения фашизма и значения этого слова. Для чего Гитлеру нужна была Скандинавия? Вела ли Финляндия свою войну против СССР, «войну за независимость Финляндии, освободительную от русских войну» или была, по словам О. Куусинена, «лакеем» Германии?
В структурном плане работа делится на введение, 3 главы и заключение, в конце работы имеется приложение. В I главе я рассматриваю появление фашизма в XX в. на территории Германии и фашистские движения на территории Финляндии, как наиболее значимые и влиятельные. Во II главу отдельно выделяю фашистские организации Скандинавских стран, как наиболее мелкие, более похожие на «секты» . И в III-й считаю актуальным в преддверии 60-летия победы над фашизмом во время Второй Мировой Войны рассмотреть проблемы борьбы с этим международным злом, которое, как ни странно, продолжает существовать в различных видах, и попытаюсь показать современную ситуацию с «последышами» фашизма, опасность влияния неофашизма на современное общество. В заключении я подведу итоги проделанной работе. Сразу отмечу, что моей целью является лишь анализ общей характеристики всего скандинавского и финляндского фашизма. Более подробно я остановлюсь на теме фашизма в отдельных странах в последующих годах. Хочу также обратить внимание на то, что я ставлю перед собой задачу не просто осветить проблему влияние фашизма на мировое сообщество, а таким образом внести посильный вклад в задачу человечества искоренить фашизм во всех его проявлениях. Хотелось бы чтоб данная работа оказалась основой для дальнейших моих изучений профашистских партий и движений на территории стран Северной Европы.
Фашизм в наше время принял очень разностороннее значение, вплоть до употребления его в качестве бранного слова. Давайте определимся, что такое фашизм? Из словаря Ожегова: фашизм – это политическое течение, возникшее в капиталистических странах и выражающее интересы наиболее реакционных и агрессивных кругов империалистической буржуазии. Однако фашизм на рассматриваемой мною территорией очень отличается от классического определения. Как замечает Лаури Карвонен, если в скандинавских странах – Дании, Норвегии, Швеции – наблюдалось тяготение к германскому нацизму, то в Финляндии – к итальянскому образцу. По словам известного французского исследователя П. Милза: «Нет одного фашизма, существуют фашизмы» . Немного по-другому обосновывает этот вывод один из ближайших соратников З. Фрейда Вильгельм Райх: «не существует ни одного индивидуума, в структуре которого не содержались бы элементы фашистского восприятия и мышления» . Особенной является точка зрения Самойлова, который утверждает, что «фашизм – это стремление к власти над людьми и природой в ущерб их нормальному развитию» . Он считает возможным говорить о фашизме не как о феномене XX века, а как о типичном явлении любого общества, начиная с Древнего Рима.
В качестве биопсихологических предпосылок фашизма выступают инстинкты, связанные с выживанием и развитием человека в долгой и жестокой борьбе за существование. Сущность фашизма есть властолюбие. Фашизм складывается и побеждает в виде различных политических партий в разных странах Европы, в т.ч. и Финляндии в 20-е гг. Социальный облик фашистских партий – интерклассиский, т.е. представители различных соц. группа входили в фашистские партии.
Традиционно в советской историографии фашизм рассматривался как единое социально-политическое явление – «одно из следствий общего кризиса капитализма, поразившего все области жизни буржуазного общества» . Прежде всего, он ассоциировался с государствами, где фашистские (профашистские или фашизоидные) организации, партии или движения не просто в той или иной степени приобщаются к власти, а становятся обладателями государственной власти, интегрируются в государственные структуры всех уровней и конечном итоге добиваются главного – полного слияния государства, права и фашизма. Точнее, подчинения последнему всего, что олицетворяют общество и государство.
В 1920 – 1930-е гг. фашизм как явление политической жизни появляется во многих странах и, прежде всего, в Европе. Если фашизм в Италии и нацизм в Германии привлекал внимание исследователей уже давно, то понимание причин появления этого «феномена XX в.» в странах устойчивой демократии, традиционно влиятельных либеральных, умеренно-консервативный воззрений в различных социальных кругах остается в сфере поиска и дискуссий.
В этой связи важно рассматривать некоторые немаловажные особенности эмбрионального развития периферийного фашизма. Юсупов А.Ф. предлагает ряд факторов, которые могут быть положены в основу качественного анализа периферийных фашизмов как самостоятельного явления политической жизни различных стран в 1920–е гг.:
1. Время. Традиционно появление фашизма в различных его ипостасях связывают с кризисами, охватывающие все сферы жизнедеятельности данного общества и государства и несущими серьезнейшие качественные изменения в политической, экономической, социальной областях, культуре, психологии масс и т.п. Чаще всего отмечают мировой экономический кризис 1920 – 30 – х гг. и первую мировую войну.
2. «Красная опасность». Коммунизм – первое по времени появления и наиболее крайнее тоталитарное движение современности – по своей первоначальной идеологии не был связан с национализмом; но фашизм – другое массовое современное движение, оппозиционное цивилизации средних классов, с самого начала подогревался национализмом. Фашизм абсолютизировал национализм. Нация стала высшим судьей во всех сферах жизни, служение ей – высшим долгом. Фашизм одобрял только те действия, мысли и чувства, которые способствовали усилению нации. Ведущим принципом фашистского воспитания было абсолютное служение нации. Действия национальных коммунистических партий давали пищу для определенных опасений не только правящих кругов, но и абсолютного большинства населения различных стран. «Право» на «Красную интервенцию» способствовало появлению крайне экстремистских форм ответной реакции.
3. Национализм. Что такое национализм? Это состояние ума, убежденного, что высшей ценностью личности должно быть национальное государство. Глубокая привязанность к родной почве, к местной традиции, к установившимся местным авторитетам с различной силой проявлялись на протяжении истории. Однако лишь с конца XVIII в. национализм в современном смысле слова стал повсеместно пробудившимся чувством, которое во все большей мере формирует общественную и частную жизнь. Фашисты стремились трансформировать его в «агрессивный национализм». Они ставили своей задачей использовать национальную идею, дабы представить себя как борцов за эти идеалы, стремившихся к сплочению нации перед лицом вероятного внешнего врага. Национализм периферийными фашистами использовался для закрепления приоритетности титульной нации (или наций) в условиях этносоциальной нестабильности 1920-х гг.
4. Географический фактор. Близость к границам СССР в значительной степени рождала дополнительные мотивы для сплочения антибольшевистских сил на базе антикоммунизма.
Если на проблему фашизма в Скандинавии особых различий во взглядах нет, на данную проблему в Финляндии ученые смотрят очень по-разному. Что касается взглядов Куусинена О. и Крастыня Я. , то здесь можно увидеть очень яркое проявление пропагандистской политики. Их книги написаны в самый разгар войны, когда Финляндия вела боевые действия против СССР. Плюс ко всему необходимо учесть тот факт, что идеология в стране не позволяла думать иначе, иметь какую-то свою, недопустимую партией точку зрения. И, конечно, психологический факт влияния на отношение к противнице в войне не мог.
Сейчас, когда историческая наука накопила материал, стала более объективной и данной проблемой стали заниматься в разных странах мира, по-разному смотрящих и видящих эту проблему, результаты изученности резко возросли. Мы уже можем увидеть взгляд не человека, желающего внести какой-то штамп в умы советских людей, а объективный, хорошо продуманный, изученный взгляд ученого, историка. Литература о так называемом неофашизме весьма обширна, хотя и носит главным образом публицистический характер. К сожалению, во многих работах, посвященных этому вопросу, отсутствует дифференцированное, четко отграниченное определение понятия фашизма. Сверх того, в таких работах необходимая научная объективность часто страдает от политических пристрастий.
Глава I. История развития нацизма в Германии и появление профашистских организаций в Финляндии.
В целом европейские фашистские движения отличаются некоторым разнообразием, в котором, прежде всего, выделяются, отличаясь от других, немецкий "радикальный фашизм" и итальянский "нормальный фашизм". Однако можно, по крайней мере, эвристически, придерживаться общего, хотя и весьма дифференцированного понятия фашизма.
Фашистские партии пришли к власти в тех странах, где существовало равновесие социальных классовых сил, вследствие чего там образовался "союз" между консервативными элитами и партиями, с одной стороны, и фашистскими движениями, с другой. В итальянском "нормальном" фашизме этот "союз" в основном сохранился. Но в Германии фашистская исполнительная власть смогла добиться далеко идущей самостоятельности, что позволило ей осуществить свою расистскую программу беспримерно радикальным и жестоким образом. Во внутренней политике в эту программу входила "очистка народного тела" от всех "асоциальных" и "наследственно больных" элементов, а во внешней - конструирование иерархического "расового порядка".
&1 Германия.
Фашизм в Германии, так же как и в Италии, появился сразу же после окончания первой мировой войны в качестве одной из разновидностей реакционных милитаристических националистических течений, когда антилиберальные, антидемократические движения приобрели общеевропейский характер. В 1920 году Гитлер выступил с программой из «25 пунктов», ставшей впоследствии программой Национал-социалистской немецкой рабочей партии. Программа была пронизана националистическими, шовинистическими идеями превосходства германской нации.
В 1921 году складываются организационные основы фашистской партии, основанной на так называемом фюрер-принципе, неограниченной власти вождя (фюрера). Главной целью создания партии становится распространение фашистской идеологии, подготовка специального террористического аппарата для подавления демократических, антифашистских сил и, в конечном счёте, для захвата власти. В 1923 году вслед за всеобщей забастовкой германского пролетариата фашисты предпринимают прямую попытку захватить государственную власть («пивной путч»). Провал путча заставляет фашистских главарей изменить тактику борьбы за власть. С 1925 года начинается «битва за рейхстаг» путём создания массовой базы фашистской партии. Уже в 1928 году эта тактика приносит свои первые плоды, фашисты получают 12 мест в рейхстаге. В 1932 году по числу мандатов фашистская партия получает больше мест, чем любая другая партия. 30 января 1933 года Гитлер был приведён к присяге в должности рейхсканцлера Германии.
Широкая социальная база Гитлера создавалась за счёт тех, у кого после поражения Германии была выбита почва из-под ног, той самой сбитой с толку агрессивной толпы, чувствующей себя обманутой, потерявшей вместе с имуществом жизненную перспективу. Социальную, политическую и психологическую неустроенность этих людей он сумел использовать, показывая им путь к спасению себя и униженного отечества, обещая различным кругам и группам населения всё, что они хотели: монархистам – восстановление монархии, рабочим – работу и хлеб, промышленникам – военные заказы, рейхсверу – новое возвышение в связи с грандиозными военными планами. Националистические лозунги фашистов привлекали немцев больше, чем призывы к разуму и терпению - социал-демократов или к пролетарской солидарности и построению советской Германии – коммунистов.
Гитлер пришёл к власти, опираясь на прямую поддержку официальных и неофициальных правящих кругов и стоящих за ними реакционных социально-политических сил, которые считали необходимым установить в стране авторитарный режим, чтобы покончить с ненавистной демократией и республикой. Приход к власти фашистов не был обычной сменой кабинета. Он ознаменовал начало планомерного разрушения всех институтов буржуазно-демократического парламентского государства, всех демократических завоеваний немецкого народа, создание нового порядка – террористического антинародного режима.
С первых дней прихода к власти Гитлер начал осуществлять свою программу, в соответствии с которой Германия должна была добиться нового величия. Её осуществление предполагалось провести в два этапа. На первом – ставилась задача сплотить немцев в некую «народную общность», на втором – превратить её в «общность боевую». Для сплочения немцев в единую общность необходимо было очистить арийскую расу от «чужой крови», преодолеть классовые, конфессиональные, идеологические противоречия, что достигалось путём устранения политических партий, кроме НСДАП (национал-социалистическая немецкая рабочая партия), чужой идеологии, общественных организаций, кроме нацистских, верных «фюреру и рейху», а также путём унификации государственного аппарата. Проделав эту внутреннюю работу, Германия, по плану Гитлера, могла приступить к работе внешней, важнейшей задачей которой являлось завоевание жизненного пространства, вытеснение живущих там народов путём беспощадной, кровопролитной войны. Решением задач первого этапа фашистское государство и НСДАП занимались в основном до 1935 года. С этого времени началась тотальная подготовка к войне, а затем и сама война.
После смерти президента Гинденбурга - 1 августа 1934 года должность президента была упразднена, а вся власть сконцентрирована в руках Гитлера – вождя и пожизненного рейхсканцлера, которому было предоставлено право не только назначать имперское правительство, всех высших должностных лиц, но и своего преемника. С этого времени Гитлер начинает планомерное уничтожение всех возможных путей оппозиции, что было прямым воплощением программных установок нацистов и основного внедряемого ими требования – фанатичного, слепого подчинения воле фюрера. Вслед за запрещением коммунистической партии в марте 1933 года в мае того же года были распущены все профсоюзы, в июне 1933 вне закона была объявлена социал-демократическая партия. Другие действовавшие до прихода Гитлера к власти партии самораспустились. В июле 1933 года было запрещено законом существование каких бы то ни было политических партий, кроме фашистской и руководимых ею организаций. Органы печати, кроме нацистских, либо ликвидировались, либо включались в систему фашистской пропаганды. В декабре 1933 года издаётся закон «Об обеспечении единства партии и государства», объявляющий фашистскую партию носительницей немецкой государственной мысли. В соответствии с этим законом лично Гитлером формировался и фашистский рейхстаг, а на посты министров и другие должности назначались только лица из нацистской партийной верхушки. Более того, впоследствии было предписано, что любое назначение на государственную должность, произведённое без согласия соответствующего органа фашистской партии, будет считаться недействительным.
Превращение рейхстага в бесправное марионеточное учреждение, так как его личный состав формировался исключительно на партийной основе, ликвидация органов местного самоуправления были тесно связаны с общей бюрократизацией государственного аппарата. Проводились чистки государственного аппарата от «несоответствующих лиц», лиц неарийского происхождения, запрещались браки чиновников с неарийками. Особое внимание уделялось обработке в духе милитаризма, шовинизма и расизма молодёжи, контроль над умами которой осуществлялся фашистскими молодёжными организациями («Юнгфольк», «Гитлерюгенд»). Лидер «Гитлерюгенда» официально именовался «лидером молодёжи Германского рейха» и нёс персональную ответственность перед Гитлером. После 1937 г. участие в гитлеровских молодёжных организациях стало обязательным. Молодёжные организации включались в разветвлённую систему разнообразных нацистских организаций, охватывающих все стороны жизнедеятельности страны. Нацистами был создан мощный террористический аппарат, который начал складываться ещё до прихода их к власти.
Кроме Италии и Германии фашизм получил распространение и в других странах – Португалии, Испании и ряде стран восточной Европы. Дело в том, что именно в Италии и Германии фашизм получил наиболее широкое распространение и пользовался огромной популярностью. Именно Италия и Германия являются колыбелью фашизма.
Если сравнить истории зарождения, развития и утверждения фашизма Италии и Германии, то можно найти очень много различных сходств. Во-первых, и в Италии и в Германии фашизм возникает после окончания первой мировой войны. В период, когда экономика обеих стран, подорванная войной, переживает тяжелейший кризис. Во-вторых, фашистские организации обеих стран любыми способами и всевозможными лозунгами стараются привлечь в свои ряды широкие слои населения, чтобы впоследствии с их помощью захватить управление в свои руки. И не просто захватить управление, а установить диктатуру. Придя к власти, фашисты в Германии и Италии начинают жёсткую борьбу с оппозиционными партиями и течениями. Усиливается контроль над средствами массовой информации, рушатся демократические свободы.

Дифференциация фашистских движений по их величине в высшей степени проблематична. Фашистские партии в Скандинавии и Финляндии получали на выборах не более 10% поданных голосов и оказывали относительно слабое влияние на внутриполитическую жизнь своих стран. Они сильно отличались своей структурой, программой и практикой от «классических» фашистских партий.
Если, наконец, рассматривать фашистские партии в Дании, Швеции, не вышедшие за пределы сектантского существования, то нужно это делать не с целью добиться энциклопедической полноты обзора истории фашизма в Европе. В этих партиях интересует не столько то обстоятельство, что они более или менее отчетливо ориентировались на фашистские образцы, но гораздо больше вопрос, почему им не удалось добиться большего значения и приобрести массовую базу. При таком контрастном сравнении выясняются условия, необходимые для роста фашистских партий. Это относится и к тем условиям, которые встретили и могли использовать другие "классические" фашистские движения, и к тем, в которых оказались так называемые неофашистские движения, поскольку Дания, Швеция демонстрируют уже в межвоенное время социальные и политические отношения, весьма напоминающие состояние западных демократий в послевоенное время.
При взгляде на эти малые фашистские движения можно уяснить себе не только универсальность фашизма, но и широту его разнообразия. Эта широта определялась, с одной стороны, экономическими, социальными и политическими условиями в отдельных странах, а с другой - программами и целями возникавших в этих странах фашистских партий.
Вторая мировая война затронула скандинавские страны значительно сильнее, чем первая. Дания и Норвегия подверглись немецкой оккупации. Швеция была вынуждена надолго отказаться от строгого нейтралитета.
&2 Финляндия
Зачатки финляндской государственности восходят к XII в.. В течение более шести столетий, вплоть до начала XIX в., Финляндия оставалась под властью шведских королей. Хотя она и пользовалась некоторыми автономными правами, а по словам Ильинского Я., вообще была колонией Швеции. Но это точка зрения человека «советского времени». До 1808 года Финляндия принадлежала Швеции, а затем отошла к России в качестве автономного великого княжества. Финское национальное движение возникло лишь в середине 19 столетия; оно было направлено, с одной стороны, против господствовавшего до тех пор культурного и общественного влияния шведского меньшинства в Финляндии, а с другой стороны - против царского правления. До 1917-1918 года, когда Финляндия получила государственную независимость от советского правительства, страна не знала самостоятельной государственной жизни.
Ни в коем случае нельзя оставить без внимания «советскую» точку зрения. В первую мировую империалистическую войну Германия организовала в Финляндии густую сеть разных военно-шпионских организаций из «продажных германофильствующих финских плутократов. («Совет старшин», «Военный комитет» и др.)»19. С чем я не могу полностью согласиться, т.к. сеть хоть и была создана, вряд ли туда входила исключительно верхушка общества («Плутос» – богатый). Или вот еще один пример интерпретации происходящего в годы Второй мировой: «белофинские реакционеры шумели о том, что они ведут «войну за независимость Финляндии», «освободительную войну от русских».19-2 Шумиха о «борьбе за независимость»нужна была Маннергеймам лишь как ширма для обмана народа. В умах белофинских плутократов родилась сумасбродная идея создания «великой Финляндии» до Урала.19-3
В Берлине было создано «Финляндское бюро», которое вербовало, в первую очередь студентов и добровольцев.
Фашисты решили установить свою кровавую диктатуру, чтобы сломить сопротивление финского народа. Разнузданный фашистский террор, начавшийся в 1929 г., известен под названием лапуаское движение, когда были сорваны красные рубахи с молодых коммунистов Лапуа. В маленьком церковном приходе на берегу восточно-Ботнического залива Лапуа (по-шведски Лаппе) рабочая молодежь, собравшись в своем клубе, мирно праздновала 12-ю годовщину Октябрьской революции. Фашисты напали на рабочий клуб, разгромили его, избили молодых рабочих. С этого и началось «лапуаское движение». Официальными вожаками лапуаского фашистского движения были кулаки – Вихтори Косола из Лапуа и другие мало заметные фигуры. Они развернули по всей стране широкую деятельность: созывались фашистские митинги с требованием подавления народного движения, производили массовые аресты оппозиционно настроенных общественных деятелей, чрезвычайно повысились цены на продовольствие и предметы широкого потребления, чувствовался большой недостаток товаров, возросли и другие расходы населения, увеличились намного налоги. Деревню они довели до разорения и обнищания. Деревенская беднота систематически голодала.20
Первый удар лапуаское движение нанесло по главной угрозе – по крайне левым.
В начале декабря 1929 г. в Лапуа состоялось большое собрание граждан, избравшее депутацию, которая отправилась в Хельсинки для вручения правительству Каллио петиции с требованиями народного движения. Она заканчивалась откровенной угрозой: если государственная власть не примет достаточных мер для подавления коммунизма, это сделают сами жители провинции. В январе 1930 г. парламент принял поправку к закону об объединениях, которая сделала возможным запрет и роспуск, действовавших «вопреки законам и добрым обычаям».
Это воспоминания Нестори Парккари, который родился в 1904 г. в рабочей семье. К рабочему движению примкнул уже в 1919 г., став членом, а позднее председателем социал-демократического союза молодежи города Ваазы. В коммунистическую партию Парккари вступил в 1922 г. За участие в рабочем движении в 1925 г. Парккари был арестован и приговорен к двум годам тюремного заключения. После освобождения из тюрьмы он избирается членом ЦК Коммунистического союза молодежи, находившегося на нелегальном положении. Потом опять попадает в тюрьму. А в 1938 г. работает в партийной организации КПФ в г. Хельсинки. И в 1940г г. был снова подвергнут аресту и заключен на неопределенный срок в тюрьму. После окончания войны Парккари работает в аппарате ЦК КПФ, а с весны 1945 г. избирается членом правления и одним из секретарей Демократического союза народа Финляндии.
О фашистском терроре в Финляндии рассказывает следующее: «Страдания, которые выпали на долю борцов против фашизма и войны, а также всего народа по вине финской реакционной буржуазии, которая выступила в роли сообщника немецкого фашизма»21. «13 сентября 1940 г. в 5 часов утра я проснулся в своей квартире на площади Хаканиеми от сильного стука в дверь. Нетрудно было догадаться, что за дверью государственная полиция. Таких гостей мог ожидать теперь любой из тех, кто участвовал в рабочем движении или выступал против войны »22. В период второй мировой войны любой гражданин Финляндии мог быть подвергнут т.н. «охранительному аресту», т.е. заключению в концлагерь, под предлогом «сочувствия коммунизму» на основании доносов и подозрений». 23
«В жизни приходится за все платить. Нас было необходимо уничтожить. Мы должны кровью расплачиваться за свою свободу». Это была своего рода санкция на истребление коммунистов, данная руководством социал-демократической партии, выступавшей от имени рабочего движения. Нас, сторонников мира, было решено сделать солдатами и послать на фронт, воевать против СССР. Отличный способ избавиться от нас законным путем».24 Это был более искусный маневр, чем позорные газовые печи Гитлера. Коммунисты были сломлены уже к лету 1930 г., но наступление лапуасцев на этом вовсе не закончилось.
Из воспоминания министра народного просвещения и пропаганды доктора Геббельса: «9 мата 1940 г. Суббота. Финляндия ведет переговоры с Москвой…», «10 марта. Мирные переговоры Россия-Финляндия вступили в решающую стадию. Мы широко посредничаем в этом деле…. Только не суетиться и не растоптать снова нежные ростки мира!», «11 марта. Возня вокруг заключения мира продолжается», «12 марта. Финляндия ведет переговоры с Москвой», «14 марта. Мир России с Финляндией подписан»25 и т.д.
Центр Лапуаского движения находился в провинции Похьянмаа, но оно пользовалось поддержкой по всей стране. Именно вследствие своих религиозных, националистических и особенно антикоммунистических целей Движение Лапуа поддерживалось финской (лютеранской) церковью, а также консервативными и крестьянскими партиями. 26
Не гнушались лапуасцы заниматься похищениями. Зачастую жертв похищений усаживали в машины и отвозили к восточной границе, чтобы они могли попасть в «свое идеальное государство». Всего было совершено 254 похищения. Большая часть из них произошла в середине лета 1930 г. Три похищения закончились смертью жертв, многие из похищенных подверглись избиениям. Численность мятежников по всей стране составила 5 – 6 тыс. человек. Когда против похитителей были организованы судебные процессы, о своей причастности заявили сотни лапуасцев. Так им удалось парализовать работу суда, и в итоге лишь незначительное число похитителей удалось привлечь к ответственности за содеянное.
Правительство Каллио оказалось безоружным перед требованиями лапуасцев. По просьбе правительства Свинхувуд вновь взял на себя миссию посредника. Обещание окончательного запрета коммунизма заставило лапуасцев отказаться от переворота. Свинхувуд тщетно пытался склонить руководителей лапуаского движения к отмене запланированного крестьянского марша на Хельсинки, с помощью которого те стремились вынудить правительство уйти в отставку.
Лапуаское движение смогло навязать властям свою волю. Поэтому крестьянский марш, организованный 7 июля 1930 г., прошел спокойно. Президент республики Реландер наблюдал за двенадцатитысячным маршем крестьян, прибывших из провинции, и дружески поприветствовал за руку их вожака Вихтори Косолу.
В Лапуаском движении объединились крестьянский популизм и национализм, не имеющий классовых оттенков. Поначалу в руководстве большинство принадлежало земледельцам и учителям, по мере радикализации движения его лидерами становились известные бизнесмены, промышленники, офицеры и священнослужители. Среди сторонников Лапуаского движения было много земледельцев и предпринимателей, которые оказались в трудном положении в связи с кризисом, вспыхнувшим в конце 1920-х годов. Активисты движения при необходимости были готовы пойти на любую крайность, даже прибегнуть к путчу. Если бы пришлось выбирать между родиной и законностью, наиболее радикальное крыло движения считало, что тогда можно было бы поступиться законностью и что «патриотичный мятеж» был лучше «непатриотичной законности». Патриотизм этого движения был крайне националистическим, но собственно правый радикализм и позднее, в 1930–е годы, фашизм представляло только происходившее из интеллигенции основное ядро, ставшее идейным наследником активистов.
Лапуаское движение не имело программы, изложенной на бумаге, но его цели ни для кого не составляли секрета: нацию следовало сплотить, при необходимости даже насильно, устранить губительные классовые и групповые привилегии и, отказавшись от «застоявшегося» парламентаризма, установить в стране сильную власть.
Виновность Лапуаского движения в насильственных действиях осенью 1930 г. привела к тому, что общественное мнение обернулось против него. Похищение лидера фронта законности, бывшего президента республики К.Б. Столберга и его супруги, которые были увезены из Хельсинки в Йоэнсуу в октябре 1930 г., глубоко оскорбило чувство справедливости граждан. Пролапуаски настроенная офицерская клика, организовавшая эту операцию, тем самым нарушила данный руководством движения нескольким и неделями раньше запрет на похищения. Так пришел конец успеху народного движения: оно более не смогло создать единого фронта правых сил.
Движение Лапуа было распущено и превратилось в основанное в июне 1932 года "Патриотическое народное движение" (ПНД) с молодежным отделением ИКЛ: isanmaan kansallinnen liike (liitto).
Организация сине-черных, из которой в 1932 году выросла молодежная организа¬ция ИКЛ, была военизированной. Идею Ве¬ликой Финляндии общество провозглашало как ниспосланную Богом своему народу на поле брани заповедь. Члены общества меч¬тали соединить все родственные финнам на¬роды вплоть до Урала. Она относится к числу буржуазных партий. Крайне правая партия ИКЛ традиционно стояла на позициях Великой Финляндии. Партия выразила свои прогерманские симпатии в частности тем, что от имени финского народа послала 23 июня 1941 г. поздравительную телеграмму Гитлеру, за два дня до вступления в войну Финляндии. 30
По существу ПНД было простым продолжением Движения Лапуа. Многие члены его входили раньше в Движение Лапуа, в том числе его лидеры Вихтори Косола и Вилхо Аннала (Vilho Annala).
В своем программном манифесте ПНД заявило, что оно продолжит борьбу Лапуаского движения в защиту завоеваний освободительной войны и за окончательный разгром крайне левых. ПНД не хотело выступать как партия, исходя из того, что «партийные интриги» причинили вред патриотизму. ПНД чтило законный порядок, стремилось положить конец «марксисткой отраве», настаивая на роспуск СДПФ.
Программа, организация и внешние атрибуты ПНД во многом были заимствованы у итальянских фашистов и немецких националистов; униформой была черная рубашка, к которой полагался синий галстук. Еще дальше в подражании фашистским движениям пошла молодежная организация ПНД «Сине-черные», которая ввела в свою практику, в частности нацистское приветствие. Помимо ПНД в Финляндии в 1920-1930-е годы под различными названиями действовало несколько фашистских организаций, общее число членов которых не превышало 2 тыс. человек.
Однако с самого начала существования ПНД как партии обнаружились и некоторые отличия от Движения Лапуа. Это относилось, прежде всего, к идеологическим целям ПНД, выдвинувшего, наряду с прежним националистически и религиозно мотивированным антикоммунизмом, также и антикапиталистически направленную программу, отчетливо ориентированную на фашистские образцы. Оно пыталось привлечь к себе не только крестьян, затронутых последствиями мирового экономического кризиса, но и рабочих. С этой целью ПНД предложило программу борьбы с безработицей, предусматривавшую, например, меры по переселению в деревни и введение сокращенного рабочего дня. Но все же ПНД, по-видимому, не смогло привлечь значительное число рабочих. С другой стороны, антикапиталистически направленные требования "Патриотического народного движения" вызвали подозрительное отношение консерваторов, ставивших ПНД в вину его "левые" тенденции и ориентацию на иностранные фашистские образцы. Однако ПНД нашло поддержку не только среди крестьян, но и в кругах городской буржуазии, а также среди преподавателей и студентов. Вследствие этого региональное влияние партии переместилось в Хельсинки и его окрестности, между тем как Движение Лапуа, почти исключительно крестьянское по своему составу, было сильнее всего представлено в сельских местностях. В отличие от Движения Лапуа, занимавшего в языковом вопросе нейтральную позицию, ПНД поддерживало финнизирующие тенденции "Академического общества Карелии". Кроме этой финской студенческой организации, с которой ПНД тесно сотрудничало, эту партию, как и Движение Лапуа, поддерживала церковь. Напротив, сильный "Союз крестьянства" все более отмежевывался от ПНД. Председатель консервативной партии и президент республики Паасикиви также предостерегал от сотрудничества с ПНД.
На парламентских выборах 1933 г. социал-демократы одержали сокрушительную победу. После выборов ПНД сформировало собственную фракцию, в которую вошли 14 депутатов. В апреле 1933 г. вступил в силу закон, запрещающий создание военизированных политических объединений, а также ношение униформы, свидетельствующей о принадлежности к той или иной партии или организации, при исполнении их членами общественных функций. Несмотря на это, парламентская фракция ПНД входила на заседание парламента маршевым строем в черных рубашках.
Впрочем, после того, как "Патриотическое народное движение", насчитывавшее, по-видимому, уже свыше 100 000 членов, получило на выборах 1936 года 14 из 200 парламентских мест, буржуазные и консервативные партии начали принимать ПНД всерьез как политического конкурента и стали с ним бороться. В этой связи повторялось утверждение, что "Патриотическое народное движение" зависит от иностранной державы. Под этой державой имелась в виду национал-социалистская Германия, политика которой, несмотря на традиционно дружественную установку к этой стране, вызывала критику также и в Финляндии. Лютеранская церковь Финляндии с ее пиетистической ориентацией открыто и очень энергично выступала против антихристианских установок "Немецких христиан". Хотя ПНД разделяло эту критику, оно не могло воспрепятствовать все более отрицательному отношению к ней не только консервативных сил, но и церкви, осуждавшей его за усиливавшуюся ориентацию на фашистские или национал-социалистские образцы. Поскольку, сверх того, последствия мирового экономического кризиса удалось в значительной мере преодолеть, число членов и политическое значение ПНД снизилось.
Правительство пыталось обуздать крайне правых. Министр внутренних дел Кекконен осенью 1937 г. начал проводить линию на запрет ПНД. Действовавшая в рамках ПНД молодежная организация «Сине-черные» которая участвовала в попытке государственного переворота в Эстонии, была запрещена в мае 1938 г. В ноябре того же года Кекконен получил от правительства полномочия распустить ПНД на основании того, что эта организация с целью продолжить дело запрещенного Лапуаского движения. Городской суд Хельсинки, однако, отменил решение министерства внутренних дел. Кекконен продолжил борьбу против ПНД, но обострение отношений с СССР осенью 1939 г. помешало ему довести дело до конца.
Впрочем, этот запрет, связанный с внешнеполитическими соображениями, касавшимися, с одной стороны, западных держав, а с другой - Советского Союза, был вскоре после этого отменен судебным решением. ПНД смогло принять участие в парламентских выборах 1939 года, получив лишь 8 мест из 200. В период с 1941 по 1943 год, когда Финляндия воевала на стороне Германии с Советским Союзом, ведущий деятель ПНД Вилхо Аннала входил даже в правительство в качестве министра путей сообщения. После подписания перемирия с Советским Союзом в 1944 году эта партия была окончательно распущена, хотя она, очевидно, никогда не получала поддержки со стороны национал-социалистского государства или НСДАП. В целом ПНД и в особенности предшествовавшее ему Движение Лапуа во многих отношениях носили специфически финский характер, хотя ПНД проявляло в идеологическом и организационном смысле несомненную ориентацию на фашистские, в частности, национал-социалистские образцы. Несмотря на самостоятельные корни Движения Лапуа, возникшего как антикоммунистическое крестьянское движение протеста, оно относится, как и последовавшее за ним "Патриотическое народное движение", к группе фашистских движений, которым не удалось построить себе массовую базу. Их антикоммунистические, националистические и в меньшей степени антикапиталистические установки, особенно сближающие ПНД с другими фашистскими движениями, в конечном счете, оказались мало влиятельными, поскольку политическая атмосфера Финляндии, хотя и проникнутая резким антикоммунизмом, в то же время определялась стремлением сохранить, наряду с национальной независимостью, также и парламентско-демократические структуры страны. Этот демократический и национальный консенсус финнов, не подорванный языковым спором и подлинной или мнимой коммунистической угрозой, оказался способным противостоять притягательной силе международного фашизма.
Тяжелым было положение, в котором оказалась Финляндия после выхода из второй мировой войны, реакционные круги утратили монопольное положение в государстве, они еще сохраняли политическую боеспособность, продолжали занимать преобладающие позиции в государственном аппарате, армии, средствах массовой информации. Правые деятели и группировки во главе с коалиционной партией, в которую перешла основная часть членов распущенной по соглашению о перемирии профашистской партии “Патриотическое национальное движение” и ряд других партий в своих планах делали ставку на конфликт между Советским Союзом и западными державами, который позволил бы Финляндии вернуться к прежней политике. Выражением наиболее крайних настроений явилось создание тайных складов оружия. К деятельности раскрытой весной 1945 года подпольной организации, руководившей сбором оружия, оказались причастными около 6 тыс. человек, в том числе ряд высших военных чинов.
В этой кардинально поменявшейся к 1945 ситуации Геббельс уже далеко не стремится биться за Финляндию. И в своих «Последних записях» он лишь как внешний наблюдатель, непричастный к происходящему, описывает проистекающее: «Над Финляндией сгущаются признаки бури. Опустив железный занавес перед Финляндией, Советы начинают теперь прилагать усилия к тому, чтобы бесцеремонно включить страну в свои владения... Для Финляндии вырисовывается полный конец».

 


Глава II. Деятельность профашистские организации на территории Скандинавии
Скандинавский плацдарм
При подготовке агрессии против стран Востока и Запада неизбежно возникла мрачная для Германии перспектива борьбы на два фронта. И именно здесь Скандинавские страны и Финляндия, расположенные на северном фланге Европы, должны были сыграть важнейшую роль – стать своеобразным «разъединителем» в возможном сближении существовавших и потенциальных противников Германии на Западе и Востоке, а затем и местом сосредоточения и развертывания вооруженных и идеологических сил. Сделав Финляндию своим северным союзником, Гитлер стремился создать плацдарм для нападения на СССР. А Финляндия на это смотрела как на полное освобождение от управления СССР, как на «независимость».
Руководство фашистского рейха расценивало его как один из важнейших и необходимых для себя инструментов обороны страны и успешного ведения войны против коалиции противника в Европе. Планируя войну против СССР и западных стран, Гитлер допускал возможность борьбы на два фронта. Поэтому он ревниво оберегал северный фланг Европы, способный, по примеру первой мировой войны, соединить западных и восточных противников Германии. Гитлер подчеркивал «особую стратегическую важность» этого региона, который по его словам, «превращался в сферу интересов решающего значения для обеих воюющих сторон». Огромное по своей протяженности побережье Норвегии с его многочисленными незамерзающими фьордами, а также Балтийское море представляли в этом смысле для Германии уникальные возможности, в которых гитлеровское командование видело залог успеха в предстоявшей войне на море. Страны Северной Европы и прилегающие к ним моря представляли для фашистского рейха и его глобальных планов войны огромное стратегическое значение.
Гитлеровские власти планировали установить в Норвегии такой же режим, как и в Дании, т.е. заставить норвежское правительство примириться с оккупантами, пойти на заключение мирного договора с Германией. Для осуществления этой цели они поддерживали создание нового и угодного им правительства Квислинга.
В самом начале военных действий три правительства скандинавских стран заявили о своем нейтралитете.
&1 Норвегия
Норвежский фашизм возник в конце 20-х – начале 30-х годов, в период активизации в Норвегии рабочего движения, вызванного Мировым экономическим кризисом. Именно тогда в стране произошло формирование основных политических партий различного направления и толка, среди которых, были и профашистские организации, которые, несмотря на свою малочисленность, уверенно набирали обороты.
В создании «пятой колонны» особенно большую услугу фашистской Германии оказал бывший военный министр Норвегии майор Видкун Квислинг. Гитлеровская разведка с помощью этого агента стремилась проникнуть в важнейшие звенья государственного аппарата и особенно военного командования Норвегии, чтобы в критический момент парализовать норвежскую армию и захватить важнейшие центры в столицы страны – г. Осло. С помощью финансовой и другой поддержки Германии местные фашисты развернули интенсивную пропаганду фашистских идей и «особой миссии Германии», увеличили тираж фашистских газет и журналов. Усиление фашистской пропаганды, восхваление «успехов» гитлеровской Германии проходили в обстановке небывалого размаха антисоветской истерии в Швеции, Дании и Норвегии. (См. приложение №1).
В августе 1940 г. германский наместник (рейхскомиссар) в Норвегии Тербовен запрещает Коммунистическую партию Норвегии, издал указ о запрещении всех политических партий, кроме квислинговской партии «Нашунал самлинг». Вот что пишет о нем в своих мемуарах В. Шелленберг: «Тербовен считал себя вершителем судеб Норвегии, имеющим неограниченные полномочия для управления страной по своему усмотрению». Вскоре были распущены городские и муниципальные управления. Квислинг пока не получил официального поста, но был провозглашен «руководителем норвежского народа».
Чтобы подтвердить слухи, фашистское руководство прибегало к провокациям и подлогам. Например, в Норвегии считался возможным государственный переворот, в результате которого к власти придет Квислинг и немедленно призовет на помощь гитлеровский вермахт. Немецкая газета «Брюсселер цаутинг» раскрывала мысли Гитлера: «Пример Норвегии даст картину нового мира, каким его желает строить Германия и остальные страны оси….». Так в начале 1940 г. над граничившими с СССР государствами, в т. ч. над норвежской северной губернией Финнмарк, летали немецкие самолеты с советскими опознавательными знаками. После таких провокаций эти государства заявили Советскому правительству «официальные протесты». Под шумиху о «красной угрозе» (См. приложение №2). Скандинавским странам и Финляндии немецко-фашисткое командование усиленно работало над планами агрессии в Северной Европе. Еще в предвоенные годы Норвегия, как и Швеция, Дания и Финляндия, буквально кишела германской агентурой. Широко использовалось Общество культурных связей между Германией и странами Скандинавии. В феврале 1932 г. Квислинг инсценировал грубую провокацию, которая наделала много шуму и породила массу различных слухов. Военный министр утверждал, что неизвестное лицо проникло к нему в кабинет, сбило с ног и нанесло удар ножом. Буржуазная пресса разразилась громкой пропагандистской компанией: «Это были русские агенты или норвежские коммунисты, которые пытались похитить бумаги с военными секретами». Запугивая датчан и норвежцев «советской военной угрозой», гитлеровское командование и профашистская администрация в Дании и Норвегии пытались привлечь население, особенно молодежь, к прямому участию в войне против СССР. Была развернута яростная антисоветская и антикоммунистическая компания. Размахивая пугалом «красной угрозы», Квислинг выступал с призывами к Скандинавским странам объединиться, чтобы «сокрушить большевизм». А затем со скандинавской и немецкой помощью восстановить Россию. Все это создавало надежды у гитлеровского руководства, что эти страны уже в какой-то степени сами созрели для установления в них нацистского режима. Гитлер и Квислинг рассчитывали, что им удастся набрать в Норвегии, как и в Дании, надежный солдатский материал для борьбы с СССР. Однако большинство норвежцев считало участие в борьбе против советских войск предательством своей родины. В Швеции журналист Торгни Сегерстет, редактор газеты «Гётеборгс хандельс ок шёфартстиднинг», последовательно критиковал слишком мягкую позицию Швеции по отношению к нацистской Германии.
Норвегия позволила Германии выявлять на своей территории еврейское население и арестовывать. Дания отказалась принять дискриминационные меры против еврейских беженцев. Финские власти тоже отказались выдавать евреев нацистам. Но совсем недавно в Финляндии было опубликовано исследование, указывающее на обратное. Вопрос с евреями остается спорным и открытым.
Норвежское "Национальное единение" - между сектой и коллаборационистской партией.
К 1937 году «Национальное единение» становится самой крупной фашистской организацией в Скандинавии. Фашистская партия Норвегии никогда не получала на выборах больше 2% поданных голосов. (До немецкого нападения на Норвегию "Национальное единение" ("Nasjonal Samling") оставалась совсем незначительной фашистской сектой). Положение изменилось, когда немецкий рейхскомиссар Тербовен 25 сентября 1940 года объявил "Национальное единение" единственной законной политической партией Норвегии. Под руководством Видкуна Квислинга "Национальное единение", насчитывавшее в тот момент 57 000 членов - больше, чем было когда-либо голосовавших за нее избирателей,- стало ведущей коллаборационистской партией страны, впрочем, остававшейся в зависимости от немецких оккупационных властей. Таким образом, норвежское "Национальное единение" можно причислить и к фашистским сектам, и к тем крайне трудным для классификации пограничным случаям, о которых пойдет речь в следующем разделе.
В то время как большинство других фашистских движений было основано людьми, почти неизвестными в политической жизни своей страны,- в этом отношении Муссолини, Примо де Ривера, Дорио и Мосли были исключениями - Видкун Квислинг, создавший свое фашистское "Единение", был уже известный, хотя и весьма критикуемый политик. Квислинг провел много времени в России - сначала в качестве норвежского военного атташе, а затем был сотрудником Нансена в программе помощи Красного Креста. По возвращении в Норвегию он присоединился к основанной в 1921 году Крестьянской партии ("Bondepartiet"). С мая 1931 до марта 1933 года, когда Крестьянская партия составила правительство меньшинства, он был министром обороны, но должен был уйти в отставку после победы Норвежской рабочей партии на выборах 1933 года.
Затем Квислинг, прежде резко нападавший на Рабочую партию, пытался использовать Крестьянскую партию или хотя бы ее часть в качестве базы для своего "Национального единения". Но эти усилия не имели успеха. Вместо этого Крестьянская партия сблизилась с Рабочей партией и в конечном счете образовала с ней в 1935 году коалиционное правительство. Точно так же не удались Квислингу и попытки привлечь на свою сторону национал-либералов ("Frisennede Folkspartiet") и крайне правую, находившуюся под влиянием итальянского фашизма "Отечественную лигу" ("Fedrelands-laget"). Когда переговоры с "Организацией крестьянской помощи" ("Bygdefolkets Krisehjelp") также не привели к успеху, Квислинг смог принять в свое "Национальное единение" лишь три небольших фашистских группировки, состоявших почти исключительно из студентов. Таким образом, усилия Квислинга создать широкое антисоциалистическое объединение потерпели неудачу.
Его идеология была странной попыткой синтеза демократии, национал-социализма и коммунизма, и в дальнейшем она также находила мало сочувствия. И хотя Квислинг неустанно пропагандировал свою излюбленную идею ("Советы без коммунизма"), он все более отчетливо сближался с фашизмом: "Национальное единение" создало, по немецкому образцу, военизированную организацию под названием "Отряды" ("Hird") с юношеским подразделением "Молодые отряды" ("Smahird"). Проект создания рабочих групп не удался, поскольку "Национальное единение" в значительной степени отказалось от своих мнимо-социалистических требований. Также и другие цели "Национального единства" - националистические, антидемократические, антисоциалистические и - вначале умеренные - антисемитские - не имели у норвежских избирателей почти никакого успеха.
После того как на парламентских выборах в октябре 1933 года "Национальное единение" получило 2,2% поданных голосов - чего не хватило даже на одно место,- на коммунальных выборах 1934 года его доля снизилась до 1,5%, а на парламентских выборах 1936 года до 1,8%. Наконец, на коммунальных выборах 1937 года она составила лишь 0,06%.
Подробный анализ выборов 1933 года, когда "Национальное единение" выставило своих кандидатов в 17 из общего числа 29 избирательных округов, показал, что эта партия получила наибольшую поддержку в северных областях, граничащих с Советским Союзом, а также в сельских регионах Восточной Норвегии. Этот - впрочем, относительный - успех в Восточной Норвегии объясняли тем, что в этих местах с вековой крестьянской культурой и традицией нашла некоторый отклик норвежская версия лозунга "Кровь и почва" - "Дом и семья" (heim og oett). Сверх того, на этом регионе, в значительной степени жившем за счет экспорта, особенно тяжело отразился экономический кризис. Далее, "Национальное единение" могло использовать здесь социальные конфликты между богатыми и бедными крестьянами, а также сельскохозяйственными рабочими, вследствие которых крестьяне отвергали деятельность относительно сильных профсоюзов, находившихся под влиянием коммунистов. Напротив, в западных областях Норвегии "Национальное единение" было крайне слабым, а местами не имело вовсе никакой поддержки, так как здесь не было значительных социальных противоречий, а изолированно жившие весьма религиозно настроенные крестьяне отвергали националистическую пропаганду с "культом викингов", рассматривая его как языческое учение. К этому добавлялось традиционное, но демократически окрашенное недоверие к вмешательству центрального правительства в Осло, переходившее на агитаторов партии, большей частью приезжавших из столицы.
В целом, почти полную неудачу "Национального единения" с его расистской идеологией можно свести к следующим причинам. Хотя Норвегия лишь в 1905 году добилась независимости, разорвав унию со Швецией, то национальное государство образовалось здесь очень поздно, это все же не привело к возникновению агрессивного национализма, на который мог бы опереться Квислинг с его пропагандой. Пограничные проблемы со Швецией и спор с Данией по поводу суверенитета над Гренландией были вскоре улажены. Не было и проблемы национальных меньшинств, поскольку у лапландцев еще не развилось специфическое национальное сознание. А поскольку в 1930 году во всей Швеции было лишь 1 359 евреев и до 1940 года было принято лишь 500 еврейских беженцев, то антисемитизм "Национального единения" также не находил отклика. Точно так же не находили опоры и антидемократические цели норвежской фашистской партии. Парламентская система была введена в Норвегии уже в 80-е годы 19-го столетия. В 1898 году норвежцы получили всеобщее избирательное право для мужчин, а в 1913 году - также для женщин.
"Национальное единение", сотрудничавшее с немецкими оккупационными властями, было почти единодушно отвергнуто подавляющим большинством норвежского народа, хотя фашистской партии удалось все же привлечь к себе 57 000 членов, что составляло 1,8% населения. Это были главным образом служащие и чиновники, вступавшие в партию по корыстным мотивам, но отчасти полагавшие, что они только таким образом могут воспрепятствовать полному господству немцев в стране. Впрочем, если до 1940 года это была чисто буржуазная партия, то затем число рабочих в ней выросло на 30%, так что за время немецкой оккупации "Национальное единение" превратилось во "внеклассовую" партию. Но такая социальная структура и численность, заметно снизившаяся с 1943 года, не дают ясного представления о характере "Национального единения". Эта партия стала в значительной степени органом немецких оккупационных властей. Возникает вопрос, можно ли вообще причислить такую партию, существенно изменившую свою политическую функцию с 1940 года, к группе фашистских партий, поскольку все они занимали самостоятельное положение. Эта дифференциация между "партией коллаборационистов" и в основном независимой фашистской партией не связана с какими-либо моральными суждениями. Если даже речь идет "только" о партии коллаборантов, то неуместно никакое сочувствие Квислингу, казненному еще в 1945 году, и его последователям, приговоренным к длительным срокам заключения.
Таким образом, история фашизма в Норвегии представляет во многих отношениях особый случай. Поскольку партия Квислинга столкнулась с почти единодушным отпором демократических партий Норвегии - прочных и единых.
Значение деятельности Квислинга и его сторонников в отдельных ситуациях было преувеличено. Однако при более детальном знакомстве со всеми фактами и обстоятельствами вторжения и оккупации немцами Норвегии, можно сделать вывод, что действия квислинговцев, направляемые немецкими разведчиками, в немалой степени помогли гитлеровцам в осуществлении их планов. Факты показывают, что фашисты совместно со своими норвежскими единомышленниками проводили подрывную работу в Норвегии, которая ослабляла не только военный потенциал страны, но и моральный дух норвежского населения.
Судьбу Видкуна Квислинга рассматривают с различных точек зрения. Одни считают его подлым предателем, отдавшим Норвегию на растерзание фашистам, другие, не оправдывая его преступлений, допускают возможность того, что Квислинг руководствовался не только своими личными интересами, а действительно верил в личное, национальное, расовое, всеобщее спасение, достижение которого возможно в союзе с Германией. Сами фашисты невысоко ставили норвежского единомышленника, и не считали его партию серьёзной силой. Гитлер, используя Квислинга как марионетку, называл его одной из своих «надувных зверушек». Он не поверил в его преданность, которой возможно и не было.
Однако бесспорным остаётся тот факт, что сегодня у Павелича, Франко, Антонеску, даже у Гитлера есть свои поклонники. Имена их окружены неким таинственным ореолом. С Квислингом же ничего подобного не происходит.
Установление в стране фашистского режима дорого обошлась норвежскому народу. Общие оккупационные расходы составили к маю 1945 года колоссальную сумму – 19,7 млрд. норвежских крон, что примерно в 25 раз превышало среднегодовой бюджет Норвегии в предвоенные годы. Невиданных размеров достигла инфляция. К концу 1944 года в обращении находилось бумажных денег на сумму 2,8 млрд. крон, или в четыре с лишним раза больше чем перед войной. Фашисты подорвали экономику и уничтожили около 30% национального достояния страны. Норвегия потеряла половину тоннажа довоенного торгового флота. Наибольший ущерб был нанесён Северной Норвегии, где было полностью разрушено 500 разных предприятий, 12 тыс. жилых домов и более 100 электростанций местного значения.
&2 Дания
Одновременно с Норвегией гитлеровцы захватили Данию. Она была оккупирована в один день и без какого-либо сопротивления, т.к. датский король отдал приказ армии сложить оружие.
9 апреля 1940 г. Дания была оккупирована немецко-фашистскими захватчиками. Датское правительство получило разрешение продолжать свою работу, но с той оговоркой, что оно будет сотрудничать с немцами. Большинство датчан были настроены пробритански, но в первые годы войны правительство соглашалось с политикой сотрудничества. И датские предприниматели зарабатывали много денег, сотрудничая и торгуя с Германией. Недовольство данной политикой росло все больше и больше, и в августе 1943 г. это правительство ушло в отставку. Все больше и больше членов набиралось в группу сопротивления, которая помогала англичанам в борьбе с вооруженными силами Германии, устраивая саботажи на железных дорогах.
Дания со своим высокоразвитым сельским хозяйством стала одним их основных поставщиков сельскохозяйственных, и особенно животноводческих, продуктов в Германию.
В Дании основанная в 1930 году Датская национал-социалистская рабочая партия (ДНСРП, "Danmarks Nationalsocialistiske Arbej-der Parti") осталась незначительной сектантской партией. На парламентских выборах 1935 года она получила 16 300 голосов, то есть едва 1% всех поданных голосов. В 1939 году она получила 31 000 голосов, то есть меньше 2%, но смогла все же послать в парламент 3 депутатов. Даже на выборах 1943 года, когда страна была оккупирована немецкими войсками, ДНСРП снова получила лишь три места".
Полной неудаче ДНСРП весьма способствовал тот факт, что она с самого начала прибегла к примитивной и курьезной имитации германской НСДАП. Имитацией были коричневые мундиры, свастика как символ партии, "штурмовые отряды" ("Storm Afdelinger"), а также партийная программа - почти дословный перевод 25 пунктов программы НСДАП. Даже официальный партийный гимн был датской версией песни о Хороге Весселе.
Ввиду этого прямо-таки рабского подражания немецкому образцу неудивительно, что датских национал-социалистов отвергали не только социал-демократы, с 1924 года управлявшие страной вместе с левыми либералами ("Radicale Venstre"), но и консерваторы, и правые либералы ("Venstre"). Здесь действовали антинационал-социалистские и антинемецкие мотивы. В самом деле, последняя война Дании с Германией (т. е. с Пруссией и Австрией) в 1864 году завершилась поражением. Аннексированный тогда Северный Шлезвиг по Версальскому договору был возвращен Дании, но многие из датских националистов не были этим удовлетворены. В конце концов, Дания согласилась признать результат референдума во Фленсбурге и в Среднем Шлезвиге, где население однозначно высказалось в пользу Германии; но, как и раньше, могущественный южный сосед вызывал недоверие. Рост национал-социализма, уже в первый период добившегося успехов именно в Шлезвиг-Гольштейне, еще более усилил эту отрицательную установку в отношении Германии, проникнутую страхом и недоверием.
Тем более удивительно, что именно в Северном Шлезвиге, отошедшем к Дании по референдуму 1920 года, ДНСРП имела свою опорную базу. На парламентских выборах 1935 года она получила здесь 4,4% голосов, а в 1939 году - 4,7%. Этот, впрочем, относительный успех можно объяснить тем обстоятельством, что мировой экономический кризис особенно сильно поразил этот сельскохозяйственный регион. Сверх того, ДНСРП могла здесь использовать в своих целях конфликт внутри местной крестьянской партии. Но решающее значение имел тот факт, что вождь партии врач Фриц Клаузен происходил из Северного Шлезвига.
В 1933 году Клаузен вынудил основателя и первого лидера ДНСРП, бывшего офицера Кая Лембке, уйти со своего поста. Но алкоголику Клаузену так и не удалось стать настоящим "фюрером". У него вовсе не было харизматических свойств и способностей. Во время оккупации многие датчане выражали это ироническим пожеланием: "Боже, спаси короля и Фрица Клаузена!". Даже немецкие оккупационные власти не сочли Клаузена достаточно способным и сильным, чтобы сыграть роль датского Квислинга. Его партия почти не участвовала в управлении и владении страной. Несмотря на это, именно во время немецкой оккупации датчане относились к членам ДНСРП с крайним презрением. В деревнях и небольших городах соседи и земляки датских национал-социалистов безжалостно и последовательно их бойкотировали. Некоторые из них были даже казнены датским движением Сопротивления.
На почти полную изоляцию датских национал-социалистов среди населения указывает и тот удивительный, необычный для фашистской партии факт, что после 1940 года 25% членов ДНСРП были женщины. Такое возрастание доли женщин в партии объяснялось бойкотом семей, где были члены ДНСРП. Это привело к тому, что некоторые женщины отреагировали солидарностью со своими отцами, братьями и сыновьями, вступившими в ДНСРП или в добровольческие подразделения СС. Некоторые из датских национал-социалистов пытались избежать бойкота и презрения своих сограждан, переселяясь из деревень и небольших городов в столицу, где они рассчитывали жить анонимно и спокойно. После 1940 года ДНСРП была сильнее представлена в Копенгагене и других крупных городах, чем на периферии. Впрочем, это перемещение региональных центров партии следует связать также с экономическими условиями. После 1940 года безработица в городах особенно возросла, потому что датская промышленность в городах была отрезана от источников сырья и рынков сбыта, тогда как в сельском хозяйстве дела шли лучше, поскольку его продукцию можно было - или даже приходилось - экспортировать в Германию.
Высоко урбанизированная Дания, где до 1940 года 2,5 миллиона из 4 миллионов населения жили в городах, все же сильно зависела от сельскохозяйственной продукции, составлявшей от 75% до 80% датского экспорта, и когда во время мирового экономического кризиса цены на эту продукцию катастрофически упали, это тяжело отразилось на экономическом положении страны. И все же из этого экономического кризиса не развился ни социальный, ни политический кризис, который могла бы использовать датская фашистская партия. Хотя в 1932 году 200 000 датчан, в том числе одна треть организованных трудящихся, были безработными, датские социал-демократы смогли одержать полную победу на выборах и сформировать вместе с левыми либералами сильное правительство, которое сумело, решительно вмешавшись в хозяйственную жизнь, справиться с безработицей. Правда, столь выраженный интервенционистский курс был встречен резкой критикой консерваторов и правых либералов, но эти внутриполитические и экономические конфликты не привели к непреодолимой поляризации политической системы.
В то время как коммунистическая партия Дании была слабой и не имела политического влияния, социал-демократы и левые либералы были согласны с оппозиционными консерваторами и правыми либералами в решительном сопротивлении национал-социалистской партии Дании, хотя и по разным мотивам. Антисоциалистические и антидемократические цели ДНСРП критиковались столь же решительно, как ее подражание образцу немецкой НСДАП. Когда же датские национал-социалисты, рассматривавшиеся и раньше как своего рода "пятая колонна", принялись открыто сотрудничать с немецкими оккупационными властями, то все слои датского общества последовательно изолировали их, бойкотировали и боролись с ними.
&3 Швеция
Так же, как в Дании, различные фашистские партии Швеции, как лоскутки большой растерзанной материи, оставались совершенно незначительными сектантскими группами, решительно отвергнутыми подавляющим большинством населения по демократическим и национальным мотивам. Они никогда не получали больше 1% поданных голосов, а также не могли преодолеть разделявшие их персональные и идеологические разногласия.
Из дневниковых записей Шелленберга: «…один швед по имени Нильс Флюг вышел из коммунистической партии и стал склоняться к фашизму и национал – социализму. Он создал свою политическую партию, которая была весьма хорошо организована, и издавал газету «Фолькетс дагблад». Со временем к нему присоединились единомышленники – около тысячи человек из рабочей среды. Зная, что Флюг испытывает трудности с деньгами, я решил использовать его для своих целей, но только после личной встречи. … Я должен был ясно дать понять, что намеченные мною мероприятия не направлены против интересов Швеции. … Я считал, что его хватит для работы на нас еще в течение двух-трех лет… . Я вручил ему крупную сумму, чтобы завоевать его доверие и возбудить интерес к работе. Потом сказал, что буду ждать от него каждую неделю сводку о том, как люди различных профессий оценивают текущую политическую ситуацию. …Раз в неделю он будет получать специальное задание. Основная же его деятельность должна быть направлена на создание в кратчайший срок надежно действующей сети осведомителей… . В конце концов, Флюг уразумел, что от него требовалось, и выразил полную готовность выполнить все, о чем я прошу, хотя без конца повторял, что не сделает ничего, противоречащего интересам его страны».
Другой фашистской партией Швеции был "Шведский национал-социалистский союз свободы" (ШНССС, "Svenska Nationalsoci-alistiska Frihetsforbundet"), основанный в августе 1924 года братьями Фуругорд - Виргером, Гуннаром и Сигурдом. В 1916-1918 годах врач Гуннар Фуругорд находился в России на службе Красного Креста. Он вернулся оттуда убежденным антикоммунистом и антисемитом, поскольку у него сложилось впечатление, что большевистскую революцию устроили главным образом евреи. С осени 1923 года он и его брат Сигурд поддерживали контакты с Людендорфом, Гитлером и другими ведущими национал-социалистами, такими, как Йозеф Тербовен, Грегор Штрассер, Генрих Гиммлер и Юлиус Штрейхер. ШНССС была устроена в точности по национал-социалистскому образцу. Она выдвигала антисоциалистические и антисемитские цели и решительно выступала против иммиграции, по ее выражению, "низших рас", а в особенности евреев. Кроме того, эта партия требовала экономической поддержки для своих сторонников, происходивших из городской буржуазии и крестьянства. Она не могла привлечь на свою сторону рабочих, хотя изменила с этой целью свое имя на "Шведскую национал-социалистскую крестьянскую и рабочую партию" ("Svenska Nationalsocialistiska Bondeoch Arbetarpartiet"). На росте этой партии, которую, в конце концов, возглавил Биргер Фуругорд, отрицательно отразилось образование уже в 20-е годы двух других фашистских группировок, составивших ей конкуренцию.
Одна из них была создана в 1925 году Элофом Эриксоном под названием "Национальное движение единения" ("Nationella Samlingsrorelsen"). Эриксон требовал более интенсивного заселения северной части Швеции, но, сверх того, резко выступал против якобы господствующего влияния евреев в шведской экономике и управлении. Когда он открыто оскорбил семью Валленбергов - еврейского происхождения и действительно очень влиятельную в шведской экономике,- осенью 1935 года издаваемая Эриксоном газета была запрещена правительством. После этого его фашистская секта рассеялась.
Наконец, в 1926 году была основана еще одна фашистская партия, сначала называвшаяся "Фашистской боевой организацией Швеции" ("Sveriges Fascistiska Kamporganisation"), а с 1930 года Национал-социалистской партией Швеции (Sveriges Nationalsoci-alistiska Partiet"). Как видно уже из перемены названия, она ориентировалась вначале на итальянский фашизм, а потом на немецкий национал-социализм. Ее немногочисленные члены были главным образом чиновники и бывшие офицеры и унтер-офицеры, которые, как и основатели партии Свен Хеденгрен и Свен-Олоф Линдхольм, были исключены из шведской армии в ходе военной реформы, проведенной в 1925 году социал-демократическим министром обороны Пером Альбином Ханссоном. Эта партия, руководимая Линдхольмом и поддержанная банкиром по имени Арвид Хогман, выступала против марксизма, к которому она причисляла также реформистски настроенных шведских социал-демократов.
В 1929 году произошло - как предполагают, по инициативе Гитлера - слияние группировок Фуругорда и Линдхольма. Новая партия назвала себя Национал-социалистской народной партией ("Nationalsocialistiska Folkpartiet") и однозначно ориентировалась на немецкий образец. Но уже в 1932 году, после ожесточенных внутрипартийных конфликтов, Линдхольм был исключен и затем основал организацию под названием Национал-социалистская рабочая партия ("Nationalsocialistiska Arbetarpartiet"). Новая партия Линдхольма пыталась не только устроить свои собственные профсоюзы, что ей, в конечном счете, не удалось, но также преследовала подчеркнуто антикапиталистические цели, например, национализация банков, участие рабочих в доходах предпринимателей и введение корпоративной системы. Было и требование антисемитского характера, чтобы шведские евреи получили юридический статус иностранцев. Новая партия Линдхольма точно так же осталась совершенно незначительной, хотя ему и удалось в значительной мере вытеснить своего конкурента Виргера Фуругорда. После того как Фуругорд был смещен в 1937 году своими собственными сторонниками, а его преемник, полковник Мартин Экстрем, потерпел неудачу в попытках объединить различные фашистские группировки в Национал-социалистский блок ("Natinalsocialistiska Blocket"), немногочисленные члены этой фашистской секты примкнули к партии Линдхольма.
С 1938 года Линдхольм всячески старался избегать слишком отчетливого подражания немецкому образцу. Он дал своей партии новое, более невинно звучавшее имя "Шведское социалистическое объединение" ("Svensk Socialistisk Samling") и принял в качестве партийного символа вместо прежней свастики крест династии Ваза. Теперь сторонники Линдхольма приветствовали друг друга уже не возгласом "зиг хайль", а лозунгом "Швеция для шведов". Ввиду все более агрессивной внешней политики "третьего рейха" - шведские избиратели понимали этот лозунг в буквальном смысле и еще больше прежнего избегали шведских национал-социалистов, видя в них агентов иностранного и потенциально враждебного государства. После немецкого нападения на Норвегию шведские фашистские партии полностью потеряли значение. Но только в 1946 году, по "закону против клеветы", они были окончательно запрещены.
Шведская политическая и общественная система, подобно датской и нидерландской, оказалась устойчивой по отношению к приманкам фашизма. Под руководством Яльмара Брантинга и Пера Альбина Ханссона, известных далеко за границами Швеции и уважаемых даже их политическими противниками, реформистски настроенные социал-демократы правили страной, с некоторыми перерывами, с 1920 года. Им удалось ослабить последствия мирового экономического кризиса с помощью интервенционистской политики государства. При этом социал-демократов поддерживала партия "Крестьянский союз". Эта коалиция основывалась на прочном альянсе рабочих и крестьян. Тем самым удалось воспрепятствовать возникновению и радикализации крестьянского движения протеста, с антипарламентскими и антисоциалистическими целями. Если учесть, что именно в межвоенное время происходила особенно быстрая индустриализация и урбанизация Швеции - в 1940 году 35,7% населения были уже заняты в промышленности и только 32% в сельском хозяйстве,- то становится ясно, как важен и необходим был этот компромисс между промышленными рабочими и крестьянами. В отличие от Германии и других стран шведским фашистам не удалось использовать в своих целях различие интересов рабочих и крестьян и политические конфликты между буржуазными партиями и социал-демократической партией.
Поскольку Швеция, некогда бывшая великой державой, после мирного урегулирования спора об Аландских островах не имела каких-либо реваншистских целей, шведские фашисты с их националистической агитацией старались впустую. В Швеции не было также проблемы меньшинств, поскольку саами (лопари) в то время еще не ощущали своей национальной особенности, а евреев - притом полностью ассимилированных - в Швеции было очень мало. И все же антисемитская агитация фашистов имела некоторые последствия.
Начиная с 1929 года в университетских городах возникали демонстрации, в которых принимали участие от 12 000 до 15 000 человек, главным образом студентов. Эти студенты требовали резкого сокращения иммиграции иностранцев, и особенно - с 1933 года - лиц еврейского происхождения, претендовавших в Швеции на академические должности. Эти лозунги, направленные против иностранцев и евреев, были первоначально выдвинуты фашистами, но затем переняты также Юношеской организацией консервативной партии (ЮНСШ, "Sveriges Nationella Ungdomsforbund"), требовавшей, кроме того, запрета всех коммунистических организаций и учреждения сильного корпоративно организованного государства.
Впрочем, далеко не все студенты, протестовавшие по антисемитским и экономическим мотивам против приема еврейских беженцев из Германии, голосовали за фашистские партии. Юношеская организация консервативной партии тоже не была фашистской, хотя в значительной степени ориентировалась на фашистские образцы.
Из более мелких фашистских организаций, существовавших в 30-е годы, следует назвать «Общество Манхем», постоянным секретарем которого был шведский миллионер К.Э. Карлберг, издатель выходившего в Берлине на 15 языках иллюстрированного журнала «Сигнал» ,предоставивший в распоряжение общества свои издательства и дом в Стокгольме. Его членами были шведские аристократы во главе с представителем королевского дома Фольке Бернадоттом, входившим в правление.
Кроме шведских, в стране существовали многочисленные немецкие нацистские организации, которые пользовались полной свободой в своей пропагандистской шпионской деятельности, беспрепятственно ввозили фашистскую литературу на шведском языке, печатавшуюся в Германии. Немецкие нацисты имели и свою официальную газету в Швеции – «Der Deutsche in Sweden”. Местные отделения немецких фашистов были в Стокгольме, Гётеборге, Мальмё и Хельсингборге. Существовало также множество немецких женских, спортивных, культурных и других организаций, руководимых нацистами.
И все же эти явления показывают, что идеологическое влияние фашизма в Швеции было, несомненно, сильнее, чем об этом свидетельствуют число членов фашистских партий и результаты их участия в выборах. Хотя демократический консенсус между шведскими партиями и общественными группировками остался прочным и незыблемым, Швеция не только согласна была вести с "третьим рейхом" активную и выгодную для обеих сторон торговлю, но и занимала ограничительную позицию в вопросе об иммиграции. Когда власти "третьего рейха" изъяли 5 октября 1938 года заграничные паспорта немецких евреев, чтобы пометить их красным знаком "J" {От Jude (нем.) - "еврей".- Прим. перев.}, это было сделано лишь после дипломатических переговоров со шведским и швейцарским правительствами. Таким образом, за сохранение демократического консенсуса и за успешное сопротивление фашистской опасности во внутриполитической области шведам пришлось уплатить во внешнеполитическом отношении очень высокую и морально сомнительную цену.
Фашистские организации не смогли стать массовыми , не смогли приобрести значительного влияния в стране, о чем свидетельствует хотя бы тот факт, что шведским фашистам ни разу не удалось получить ни одного мандата в риксдаге. Три депутата, которые в 1934 – 1936 гг. представляли в риксдаге Национальный союз, были избраны в 1932 г. по спискам правой партии.
&4 Исландия
Фашизм не обошел стороной и такой маленький, удаленный от материков заселенный Скандинавский островок Исландию. Там тоже оказались люди с профашистскими настроениями, которые пытались помочь фашистам в установлении их диктатуры. Я считаю, скорее всего, они просто боялись не подчиниться, думая, что фашистская Германия победит, захватив вест мир.
В Рейкьявике были организованы митинги в целях разоблачения подлинной сущности фашизма. Коммунисты распространяли на предприятиях и в учреждениях антифашистские листовки и брошюры. В августе 1933 г. коммунисты в Сиглуфьердуре сорвали фашистский флаг со свастикой с резиденции вице-консула Германии, за что поплатились тюремным заключением.
В июле 1936 г. в порту Рейкьявика бросил якорь пассажирский лайнер с немецкими туристами на борту, прибывшими в Исландию по линии германского общества «дружбы» с североевропейскими странами. Первое, что они увидели, подплывая к причалу, это написанный аршинными буквами на стене одного из портовых складов транспарант: «Да здравствует коммунизм! Долой нацистов!» Туристов из фашистской Германии ждали и другие «сюрпризы». На сиденьях автобусов, в которых они должны были отправиться осматривать достопримечательные места, лежали листовки антифашистского содержания, а по маршруту их следования неоднократно встречались написанные прямо на асфальте лозунги. Исландские фашисты, а также «Моргунбладид», которая симпатизировала Германии и в тоже время ее побаивалась, были вне себя от ярости.
В марте 1939 г. в альтинге стало известно о предстоящих переговорах между Исландией и Германией с целью «укрепления двухстороннего сотрудничества». В парламентские круги просочилась информация о том, что в ближайшее время в Рейкьявик на военном крейсере прибудет делегация для обсуждения вопроса о предоставлении права на посадку самолетам авиакомпании «Люфтганза». Последовавший отказ в праве на посадку самолетов «Люфтганзы» на территории Исландии имел исключительное значение. Он выбил почву из-под ног местной реакции, не скрывавшей профашистских симпатий.
В 1930 г. в Исландии образовалась Коммунистическая партия (КПИ). В 1938 КПИ объединилось с левым крылом Социал-демократической партии, положив начало Единой социалистической партии Исландии (ЕСПИ). Вторая мировая война 1939 – 45 внесла изменения в политическое положение Исландии. После занятия Дании немецко-фашистскими войсками (апрель 1940) в Исландии высадились английский воинские части. В июне 1941 г., в период усиленного воздействия и морского наступления фашистской Германии против Великобритании, правительство США заключило с И. соглашение «об обороне Исландии в течение войны», по которому английские части в Исландии были заменены американскими. Период конца 40–х – начала 60-х гг. характерен усилением борьбы прогрессивных сил Исландии во главе с ЕСПИ против антинациональной политики правящих кругов Исландии.

 

 

Глава III. Победил ли мир фашизм?
Люди, одним себя мы кормим хлебом,
Одно на всех дано нам небо,
Одна земля взрастила нас.
Люди, одни у всех у нас тревоги,
Одни пути, одни дороги....
А. Розенбаум

&1. Неофашизм
Почему именно тема распространения фашизма и национализма волнует современных исследователей? Ради чего всё эти исследования, книги, преподавания уроков фашизма в школах и университетах? Чем необходимо руководствоваться? Прежде всего, нравственным законом внутри меня, своими представлениями о добре и зле, без оглядки на мнение большинства. Хочется жить в справедливом и счастливом обществе по человеческим законам, а не по законам джунглей и против того, чтобы сложные организмы зависели от одноклеточных.
Несмотря на поражение Германии в1945 году, нацистская идеология Гитлера продолжает процветать на плодородной постсоветской почве.
Знание идеологии шовинистов и экстремистов в России важно для разработки стратегии и тактики борьбы с этими опасными явлениями.
В публицистике, а также в науке утвердилось понятие "неофашизма", которое следует считать весьма проблематичным. В действительности фашистские партии послевоенного времени не отличаются от тех, которые возникли до 1945 года. Если бы такие отличия были, если бы в этих партиях развились новые идеологические и политические элементы, то следовало бы применить к ним другое, по возможности новое название. Но поскольку, как уже неоднократно говорилось, понятие фашизма уже выработано и ограничено историей, следует считать фашистскими лишь такие партии, в которых наблюдается отчетливое сходство с фашизмом в Италии или с национал - социализмом в Германии. Если же применять понятие фашизма не в этом исторически сложившемся и ограниченном во времени смысле, то легко поддаться искушению использовать его как простое бранное слово, которым можно обмениваться со своими противниками. При этом теряется специфическое качество фашизма и умаляется его опасность, он представляется даже чем-то безобидным.
Оказывается, что для сохранения демократии и защиты от фашизма важнее всего готовность к компромиссу буржуазных, аграрных и социал-демократических партий. Швеция и Норвегия показывают пример того, как союз социал-демократической и соответствующей крестьянской партии при пассивной поддержке консерваторов и либералов привел к тому, что фашистские партии остались в положении незначительных сект.
Однако, в Англии, Швеции и особенно в Германии в последние годы возникли неофашистские объединения подростков и молодых людей, выделяющихся уже своей прической и особой, напоминающей мундир формой; снабженные бейсбольными битами или другим оружием, они охотятся на иностранцев и других людей "странного" вида. В некоторых местах восточной Германии им уже удалось устроить так называемые "национально освобожденные зоны", куда "иностранцы", "нежелательные элементы" и "левые" могут войти лишь с риском для здоровья и жизни. Это фатальным образом напоминает 20-30-е годы, когда бандам штурмовиков удалось оккупировать некоторые города и городские районы, устраивая там свои демонстрации и изгоняя оттуда своих политических противников. Особенно тревожит опять-таки напоминающий прошлое факт: полиции и другим силам правопорядка до сих пор не удается справиться с безобразиями в этих "национально освобожденных зонах". Каждую неделю газеты сообщают о насильственных выходках и нападениях на "иностранцев" с явно расистской мотивировкой.
Гитлера все больше и больше пытаются изобразить как невинную жертву сталинской агрессии, биографии фашистских вождей издаются, в то время как книги борцов с фашизмом не печатают. В школьных учебниках совершенно сознательно преуменьшено значение роли СССР в деле разгрома германского фашизма.
«Народ хранит память, информацию предков, родных и близких, которая не даст выйти на арену власти фашистам. Что касается других стран, то там существуют некие группировки (в Дании, Швеции, например).
Я надеюсь, что к власти никогда не придут фашисты. Влияние международного сообщества, людей слишком велико», ― говорит доцент кафедры всеобщей истории ПетрГу Юсупов А.Ф.
&2. Борьба с международным злом
Антифашистское движение сопротивления развернулось на территории Норвегии сразу же с момента оккупации германскими войсками. На первых парах оно отличалось в основном пассивными формами: бойкотом немецких фильмов, выставок, распространением нелегальных изданий, отказом от вступления в «Национальное единение», либо стихийными выступлениями: избиением нацистов на улицах городов, удалением немецких флагов со зданий. С августа 1941 года на оккупированных территориях широкий размах приобретает партизанское движение. Виды и формы сопротивления были различными, но преследовали они одну цель – подорвать боеспособность немецкой армии, воспрепятствовать фашизации Норвегии и создать все условия, необходимые для освобождения страны от оккупантов.
Также не стоит все-таки рассматривать всю Германию как омерзительный центр распространения фашизма. Даже в то время прихода фашизма к власти существовали борцы с этим злом. Так в 1937 году в Мюнхене открылась выставка со странным названием: «Выставка дегенеративного искусства». Её устроители – нацистские главари – преследовали не столько художественные, сколько политические цели: таким способом они решили рассчитаться с теми художниками, которые отказались служить Третьему рейху. И они сделали это с истинно фашистской последовательностью: часть экспонировавшихся произведений была продана за границу, часть уничтожена, их авторам было официально запрещено заниматься творческим трудом, и вскоре многие из них попали в нацистские застенки.
Живописные произведения Отто Дикса 20-х – начала 30-х годов вводят нас в мрачную атмосферу послевоенной действительности: расстрелы демонстраций, процессии инвалидов войны на улицах немецких городов, размалёванные проститутки и нажившиеся на убийстве дельцы в роскошных салонах, трупы, распятые на колючей проволоке, гниющие в окопах, втоптанные в землю… С одинаковой протокольной точностью изображает художник обезображенные животным страхом и злобой лица убийц и искажённые болью лица убитых и умирающих, комья изрытой снарядами земли и разорванные на части тела, остовы разрушенных зданий и скелеты солдат, смешанные с грязью. Гротескные, исполненные трагического пафоса образы Дикса были пластическим эквивалентом его ощущений действительности, над которой царят зло и смерть, подобно тому, как парит над землёй распятый на обломках железа полуистлевший труп солдата в его триптихах «Окопы» (1920-1923) и «Война» (1929-1932).
В глубоком подполье в Дрездене супруги Леа и Ганс Грундиги, на собственном опыте познавшие ужасы фашистских лагерей, создают картины и рисунки, в которых, обращаясь к языку символов и аллегорий, показывают жуткую фантасмагорию плясок смерти над землёй Третьего рейха.
Сложными путями, через Швейцарию, Данию, Швецию, произведения немецких художников-антифашистов проникают в другие страны Европы, побуждая мастеров культуры включиться своим искусством в борьбу с фашизмом.
Фашизм был и остается международным злом, и бороться с ним надо всем миром. Для этого особенно необходимо тесное международное сотрудничество и объединяющие исследования явлений фашизма в отдельных странах.


Заключение
Влияние на историю отдельно взятой страны оказали не только «классические» виды фашизма, которые воздействовали на весь мир, но и мелкие, порой сектантские партии и движения, хотя и набирали на выборах не более 5% голосов. Фашистские тенденции, к сожалению, не канули в лету вместе с разгромом фашистских государств в годы второй мировой войны. В той или иной форме они продолжают существовать и сейчас. Поэтому интерес к фашизму вообще и периферийному, в частности, несет не только чисто исторический познавательный аспект, ибо дает возможность проанализировать степень разработанности данной проблематики как в отечественной, так и в зарубежной историографии, обосновывает необходимость дальнейшего исследования этого неоднозначного явления, но и имеет образовательное значение. «Ведь образование должно образовывать, то есть создавать личность с мировоззрением и нравственными установками». Понять проблемы и особенности генезиса фашизма во всем своеобразии типов – значит способствовать становлению и закреплению социального, политического, нравственного иммунитета современных обществ к фашизмам во всех их проявлениях. Фашистская Германия, как раковая опухоль, разрушена. Но «раковые клетки» вырезанной опухоли продолжают жить. Чтобы предотвратить третью мировую войну, недостаточно только осудить виновников прошлой войны, надо тщательно проверить все уголки в стране, отовсюду вытравить остатки фашизма.
Поэтому необходимо помнить о зверствах фашистской Германии, даже если мы не принадлежим к евреям или коммунистам, которых они так травили. Но помнить не просто так, как самоцель – память, а ради того, чтобы фашизм не повторился. Любые его повторения при новых средствах борьбы в современном мире грозят планете гибелью. Также все его формы (экстремизм, антисемитизм, ксенофобия) не менее опасны.
Таким образом, в своей работе я попыталась представить краткий экскурс в историю «жизни» профашистских организаций на территории стран Северной Европы, описав зарождение, развитие и фактически распад профашистских партий и движений. Было заметно, как различались данные организации в разных странах Скандинавии и Финляндии, будь то величина, значение и влияние, или количество и качество связей с фашистской Финляндией.
Также я рассмотрела проблемы борьбы с этим международным злом, которое, как мы видим, продолжает существовать в различных видах и является опасностью для современного общества. Моей целью являлся лишь анализ общей характеристики всего скандинавского и финляндского фашизма. Как уже было сказано, более подробно я остановлюсь на теме фашизма в отдельных странах в последующих годах. Надеюсь, я не просто осветила проблему влияние фашизма на мировое сообщество, а таким образом внесла элементарный вклад в задачу человечества борьбы с фашизм во всех его проявлениях.


Список использованной литературы и источников

Литература

1. Terkelsen Povl Klip fra Danmarks historie. Arhus, Sprogcentrets Forlag, 1997.
2. Vilmi O. Fasismi Suomessa: Sen syyt ja tarkoitus. Leningrad-Petroskoi, 1931.
3. Брухфельд С., Левин П. А. Передайте об этом детям вашим…: История Холокоста в Европе 1933 – 1945. М., 2000.
4. Випперман В. Европейский фашизм в сравнении 1922-1982. Новосибирск, 2000.
5. Галкин А. А. Германский фашизм. – М., 1989.
6. Гобл П. Советская национальная политика //Проблемы восточной Европы: 41 – 42. Вашингтон, 1994.
7. Ефимов М. Искусство в борьбе с фашизмом // «Час Ноль» №2 С.2
8. Ефимов М. Катехизис самого себя//
9. Зуй Л.Интервью с Максимом Ефимовым, председателем Карельского регионального отделения межрегиональной молодежной общественной благотворительной организации «Молодежная правозащитная группа (МПГ)», редактором антифашистской газеты//
10. Ильинский Я. Финляндия. - М., 1947.
11. Искусство в борьбе с фашизмом // «Час Ноль» С.2
12. Кошкарова А. Интервью с Юсуповым А.Ф.// Газета «Час Ноль» № 11 ―
13. Крастынь Я. Финляндия под игом фашизма. Москва – Ленинград, 1942.
14. Куусинен О. Финляндия без маски. ― б. м. и., 1943.
15. Николаев Н. Миф о «советской военной угрозе» в стратегии империализма. М., 1984.
16. Новая и новейшая история. №6. М.,1994.
17. Носков А.М. Норвегия во второй мировой войне 1940 – 1945. М., 1973.
18. Носков А.М. Северная Европа в военных планах империализма: исторический очерк. М., 1987.
19. Носков А.М. Скандинавский плацдарм во второй мировой войне. М., 1977.
20. Ольгейрссон Э. Исландия в тени империалистической политики. - М., 1984.
21. Ольгейрссон Э. Исландия в тени империалистической политики. – М., 1984.
22. Опитц Р. Фашизм и неофашизм. – М., 1988.
23. Райх В. Психология масс и фашизм. - СПб., 1997.
24. Расизм Расплата// 
25. Самойлов Э.В. Фюреры. Кн.1: Общая теория фашизма. - Калуга, 1993.
26. Самотейкин Е. М. Растоптанный нейтралитет. – М.: Международные отношения, 1971.
27. Секистов В. А. Странная война. – М., 1958.
28. Сеппяля Хельге. Финляндия как оккупант в 1941-1944 годах/ Хельге Сеппяля. – Электрон.ст. –
29. Советская историческая энциклопедия. М., 1965.
30. Чернышева О.В. Рабочее движение в Швеции. – М., 1971.
31. Ширер У. Взлёт и падение третьего рейха. – М., 1991.
32. Юссила О., Хентиля С., Невакиви Ю. Политическая история Финляндии. - М., 1998.
33. Юсупов А.Ф. Переферийный фашизм: особенности становления. С.115-122 // Политическая история и историография: от античности до современности. Выпуск 2. - Петрозаводск, 2000.

Источники

34. Геббельс Й. Последние записи. – Смоленск, 1993.
35. Дневники Йозефа Геббельса. 1940 – 1941 гг.// Новая и новейшая история. №6. – М., 1994.
36. Парккари Н. Это было в Финляндии. 1959.
37. Шелленберг В. Лабиринт. - М., 1991.

 

Автор: Александра Кошкарова

 

 

Опубликовано: БНИЦ/Шпилькин С.В. Источник: Молодежная правозащитная группа

 



Важно знать о Норвегии Скандинавский и Финляндский фашизм: общая характеристика


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics Counter

Скандинавский и Финляндский фашизм Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru