Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/История Норвегии/Статьи/ВОЗНИКНОВЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЕ/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:
Заброшенный аквапарк москва отзывы.
Аквапарк фэнтези парк марьино москва аквапарки в москве цены.



Архитектурные памятники НорвегииВикингиНобелевские лауреаты
Знаменитые именаДаты истории Норвегии Статьи
Эпоха викинговВеликие путешественникиИстория Норвегии - обзор
Норвегия в годы Второй мировой войны 

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЕ

А.А.Сванидзе -     ВОЗНИКНОВЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЕ

   

В Северной Европе в эпоху викингов также складывался феодальный уклад. Экспансия норманнов сыграла в этом процессе неоднозначную роль. Вследствие многообразной деятельности викингов в Северную Европу притекли огромные богатства. На ее территории, особенно в Южной Швеции и на острове Готланд, найдены сотни монетных кладов той эпохи, содержащие десятки тысяч золотых и серебряных монет: главным образом восточных (арабских, так называемых "куфических"), меньше — западноевропейских (англосаксонских). Значительная часть добытого драгоценного металла, в том числе монет, превращалась в сокровища, оседая в кладах (так, в клады превратилась и значительная часть англосаксонской контрибуции данам в начале XI в.). Но многие добытые викингами средства пускались в обращение в самой Скандинавии. Чеканенные или иначе оформленные деньги использовались в торговле в меж- и внутрисоциальных отношениях, во внутренних и внешних связях. Скальдическая поэзия и саги постоянно рассказывают о щедрых конунгах, которые расплачивались с дружиной, "даря" и "раздавая" серебряные кольца, браслеты и т.п. Драгоценные металлы, как и другая добыча викингов, также использовались ими в колониях и на родине для приобретения земельных владений. Скандинавский эпос, саги, рунические надписи прямо связывают увеличение числа усадеб у знатных скандинавов с их военно-грабительской деятельностью. Одновременно покупались или захватывались рабы. Деятельность викингов способствовала также заимствованию скандинавами опыта общественного устройства и социальных отношений, духовной культуры у более развитых народов континента. Это усилило и ускорило процесс, который Маркс назвал "тенденцией феодализма вытеснить... прежнюю свободу" [3]. Процесс складывания феодальных отношений во всех его проявлениях у скандинавов, безусловно, был стимулирован деятельностью викингов.
    С другой стороны, походы викингов сопровождались потерей наиболее активной части самодеятельного населения и, в определенной мере, "вывозом социального конфликта". Возможно, что эти обстоятельства способствовали консервации у скандинанов некоторых дофеодальных порядков, хотя подчас и получавших "феодальный облик".
    С VIII в. в Северной Европе широко развивается и внутренняя колонизация. В VIII—IX вв. возникают тысячи новых дворов, деревень, заимок и "расчисток". Началось заселение многопромысловой области Даларна в Швеции, торговое и данническое освоение финского берега. Развивается земледелие. Не только в Дании, но и на Скандинавском полуострове увеличилось производство ржи, появились посевы репы, гороха, капусты. Распространяется плуг, двупольная система, в Дании трехполье, хотя урожайность еще низка. По-прежнему значительную роль играет скотоводство, в Норвегии и Швеции преимущественно экстенсивное; широко распространено овцеводство. Важную роль сохраняют охота, рыбная ловля.
    Большое развитие получила торговля, которой, помимо узкого круга профессиональных купцов, занимались викинги — знать, бонды, даже короли. Скандинавы ввозили к себе фризские ткани, франкские мечи, бронзовые и стеклянные сосуды, ювелирные изделия, монеты, прирейнскую и славянскую керамику, изготовленную на гончарном круге. Вывозили скандинавы меха, янтарь, тюлений жир, медь, рыбу и ремесленнопромысловые изделия: железо в брусках (осмунд), ювелирные украшения, ножи и предметы обихода из металла. Особенно успешно вели они транзитную торговлю, в том числе рабами. Специальные рынки рабов в IX—XI вв. действовали в Юго-Западной Швеции (возле будущего Гётеборга) и на датском острове Самсё (между Ютландией и Зеландией).
    Из ремесел быстрее всего развиваются кузнечное и оружейное дело, ткачество и прядение, обработка кожи, резьба по кости и камню, судостроение, военно-фортификационное искусство. Во второй половине IX в. в Скандинавии началась чеканка собственной монеты — сначала по образцу каролингского серебряного денария, а позднее по англосаксонским образцам. Профессиональные ремесленники начинают концентрироваться в торговых местечках и городах.
    Быстрее и успешнее, чем у других скандинавов, формировались феодальные отношения в Дании с ее более ранним развитием земледелия, малых семей, сельской общины и частной земельной собственности, с более сильной знатью, контактами с Каролингской империей и огромными захватами в Европе. Но наиболее отчетливо различия в темпах феодализации обнаруживались в истории государственности.
    Первым на рубеже VIII и IX в. возникло раннефеодальное государство датчан, объединившее под властью короля-викинга Готфреда собственно Ютландию, Зеландию, более мелкие острова, а также юг Скандинавского полуострова и Шлезвиг. Значительно упрочилось Древнедатское государство в Х в., при королях-викингах Горме Старом (ум. ок.945 г.) и его сыне Харальде Синезубом (ок. 950—986), который ввел в стране христианство.
    В Норвегии первое объединение значительной части страны произошло в конце IX в. под главенством Вестфола (Южная Норвегия) и его конунга из рода Инглингов Харальда Прекрасноволосого. Около 872 (по некоторым данным - ок.900) он победил в сражении местных хевдингов и стал именовать себя "правителем норвежцев". Тогда же в источниках появляется общее наименование "Норвегия" (Norvegr от norrvegr — путь на север), в отличие от племенных или областных названий. До конца Х в. потомки Харальда вели ожесточенную борьбу за престол. При известном конунге из рода Инглингов викинге Олафе Трюггвесоне (995—999 или 1000), который ввел в Норвегии христианство, а затем Олафе Харальдссоне Святом (1015—1028), усиленно насаждавшем новую религию, единение Древненорвежского государства упрочилось, сепаратизм местной знати решительно искоренялся.
    Но знать Исландии (где первый колонист-норвежец высадился в 874 г.) сохранила независимость. Исландия оставалась политически самостоятельной аристократической республикой. Она управлялась сходом-альтингом (впервые собран в 930 г.) во главе со знатным "законоохранителем".
    Древнешведское государство образовалось на рубеже Х и XI вв. Его ядром стал Свеаланд, отсюда и общее наименование Швеции. Длительные междоусобицы в государстве Свитьод завершились, судя по сагам, на рубеже VIII—IX вв., при конунге Ингьялде Суровом, правителе, который убил шестерых "малых" конунгов — правителей свейских областей. На рубеже Х и XI вв. Олаф Шётконунг (ок.955— ок.1022) из рода Инглингов подчинил королевство ётов и другие земли на востоке Швеции и стал именовать себя "королем свеев и ётов". Он же, подобно всем скандинавским королям-объединителям, ввел в своей стране христианство.
    Для политической организации раннесредневековой Финляндии были характерны еще племенные союзы.
    Образование раннефеодальных государств в Северной Европе положило начало складыванию отдельных скандинавских народностей и диалектов. Но эти государства еще не имели устойчивых границ, внутри них происходила ожесточенная борьба как за овладение короной, так и против централизации. Одновременно происходили столкновения с сопредельными княжествами, в IX—Х вв. — в форме тех же набегов викингов. Организация обороны от соседей послужила одним из стимулов внутренней консолидации. С конца Х— начала XI в., по мере образования трех скандинавских королевств, борьба все более шла за государственный приоритет и даже за овладение всей Скандинавией. Это на короткое время удалось сделать Кнуту Великому (см. выше).
    Сложившиеся в Северной Европе в течение X— начала XI в. государства были монархиями с довольно устойчивой королевской властью. Их политико-административная структура как бы вырастала из организации военных походов викингов, наполняя родоплеменную терминологию новым содержанием и подчиняя себе прежнее устройство, из которого эта структура выросла. В основе новой структуры лежала базирующаяся на воинской правообязанности свободного населения комплексная система военно-морского ополчения — ледунга (лейданг, лейдинд). В IX—XI вв. ледунг, помимо воинских, имел также политикоадминистративные и фискальные функции. Корабельные и ополченские обязанности свободного рядового населения к концу периода превратились из добровольных в принудительную повинность, которую можно было выкупать. Взимались, в частности, штраф за личное неучастие бонда в походе, "корабельный взнос" на постройку корабля, побор продуктами для его команды. Поборы взимались через "корабельные округа" - гавани (хамны) и округа — сотни, их возглавляли по-прежнему херадсхевдунг или лендрман — когда-то организаторы ополчения, а теперь должностные лица короля. Сложилось и крупное территориально-административное деление — сетка областей: ланды (в Швеции), фюльки или рики (в Норвегии), амты (в Дании). Глава области — лагман, выбиравшийся из числа знати, обладал широкими полномочиями и обычно был поборником областного (в какой-то мере еще племенного) сепаратизма. Все еще заметной оставалась па местах роль общинников-бондов, особенно их верхушки. Поэтому короли стремились заручиться поддержкой тингов, ввести их в русло своего управления.
    Не позднее XI в. возникает и совершенно новая административная сеть. Король жаловал тому или иному приближенному — служилому человеку право сбора податей, а также судебную и административную власть на территории округа или группы округов, которая позднее получила название лен, сюсла, вейцла. В виде вознаграждения ленник присваивал половину поборов и штрафов. Лен-кормление, в отличие от франкского феода или английского бокленда, давался на срок (не более жизни), не передавался по наследству, не отчуждался, не перерастал в вотчину. Но как форма соединения землевладения с публичной властью и метод усиления новой служилой знати ленная система и в Скандинавии являлась важным орудием феодализационного процесса, в частности разорения свободного крестьянства.
    В эпоху викингов родовая знать все еще составляла господствующий слой населения. Ее представители получали львиную долю добычи и земли на колонизуемых территориях. Но к концу периода родовая знать была заметно потеснена новой служилой знатью, которая составлялась из представителей разных слоев населения: малоимущих групп родовой знати, богатых бондов, простых свободных и даже бывших несвободных. В нее вошли королевские дружинники — хирдманы, предводители корабельных и конных отрядов, управляющие королевскими имениями (брюти, арманы). Это была опора королевской власти, и короли всеми способами укрепляли, поднимали этот новый слой. Родовая знать ослаблялась также вследствие потери сакральных функций; в ходе введения христианства, которое опиралось на своих активных поборников — королевскую власть, служилых людей, городское купечество, и, в свою очередь, являлось опорой этим новым, уже феодальным слоям населения. Напротив, языческая глубинка служила тылом родовой знати, выступавшей охранительницей "старых обычаев".
    Власть короля в это время усиливается. Приняв от подданных вассальную присягу, король воюет от имени всей страны, ведет переговоры по поводу торговли, пошлин, территорий и границ. Король чеканит от своего имени монету, помещая на ней свое изображение и титул. Он возглавляет состоящий из знати так называемый Совет королевства (риксрод, риксрат), назначает должностных лиц, в том числе городских префектов. Складывается понятие "королевского мира", его нарушение, как и покушение на короля, приравнивается к измене.
    Возникает представление о праве короля распоряжаться всей землей королевства. Короли отнимают владения у своих противников, производят земельные раздачи церкви, своим сторонникам и служилым людям, в том числе за счет общинных земель. Верховное право короны на землю изменяет характер повинности с кормлений (вейцла, скатт), которая превращается во всеобщую поземельную подать с населения — централизованную ренту-налог. Кроме нее население несет повинность постоя - естнинг ("гостевание"), т.е. содержания проезжающих должностных лиц короля, а также трансформирующуюся повинность — ледунг (см. выше). Уже в эпоху викингов важную статью доходов фиска стали составлять и торговые пошлины.
    Однако общественные повинности в каждой из скандинавских стран еще не превратились в четкую и унифицированную систему налогов. Кроме того, значительная часть доходов государства составлялась за счет прямого ограбления и даней. Только к концу периода доходы казны уже включали относительно постоянное централизованное обложение. Государственные поборы, как и система ленов, способствовали разорению бондов, складыванию в их среде разных форм феодальной зависимости. Путь феодального закабаления "сверху" и централизованные формы феодальной эксплуатации получили в скандинавских странах особенно важное значение из-за относительной слабости и длительной "незамкиутости" господствующего класса. В целом феодальные государства в Скандинавии как институт находились в этот период еще на своей ранней стадии. В каждой области действовало свое обычное право. Не было твердого порядка престолонаследия, и новые короли должны были проходить процедуру избрания.
    Наряду с королевской властью важную роль в складывании феодализма в Северной Европе, как и по всему континенту, играла христианская церковь. Официально христианство было введено в субрегионе "сверху" королями-объединителями (см. выше). Но с христианским миром скандинавы столкнулись еще во время своих поездок в Византию и другие христианизированные страны. Находясь при дворах государей-христиан, они нередко принимали крещение. В числе первых христиан были многие короли-викинги с их дружинами, а также купцы, часто посещавшие города континента. Католические миссионеры из Гамбурга и Бремена начали действовать в Скандинавии еще в 20-е годы IX в. Однако они наталкивались на сопротивление большинства местного населения, которое оставалось верным язычеству. Даже во второй половине XI в. епископ Адам Бременский, путешествуя по Скандинавии, увидел ее в общем языческой. Элементы старой религии изживались в Северной Европе, особенно в Исландии, очень долго, вплоть до XIII в.: она служила как бы знаменем в борьбе против феодализации. Тем не менее после создания объединенных государств церковь, поддерживаемая королевской властью, все более укреплялась. В середине XI в. скандинавские страны получили свое церковно-административное устройство. Королевские земельные пожалования довольно быстро выдвинули церковь в ряды крупных землевладельцев. Христианизация Финляндии произошла позднее.
    В свою очередь, молодая скандинавская церковь стала мощной опорой, одним из рычагов политической централизации раннефеодальных государств Северной Европы. Христианская церковь принесла в традиционное периферийное североевропейское общество элементы римского права с его принципами частной собственности, брачных отношений, социальной стратификации, единовластия, а также поголовного регулярного обложения в виде церковной десятины. Рост земельных владений церкви и ее поборы ускоряли разорение свободного крестьянства и подрывали власть родовой знати, ранее контролировавшей языческий культ.
    Опорой королевской власти, централизации и христианизации становятся и нарождающиеся города. Именно эпоха викингов стала временем возникновения в Скандинавии пред- и раннегородских центров. В VIII—IX вв. это прежде всего рыночные местечки, обычно приморские, с устойчивым ремесленным и торговым населением. В Ютландии это балтийский порт Шлезвиг или Хэдебю (Хайтхабю), который "дирижировал" морской торговлей на Северном и Балтийском морях, и город Рибе. Торговые центры возникли в Сконе. В Южной Норвегии сложилось известное торговое местечко Скирингсаль, или Каупапг (западный берег Осло-фьорда). На юго-западе Скандинавского полуострова, на границе Норвегии и Швеции, выросли торговые местечки: шведское Лёдёсе и норвежское Кунгсхелла. В Швеции в IX в. расцвела богатая Бирка на о-ве Бьёркё (т.е. "Березовом"). Бирка имела замок и удобную, хорошо защищенную гавань. Находки археологов подтверждают, что там встречались купцы из многих стран Европы и Ближнего Востока: в могильниках Бирки найдены остатки китайского шелка, сосудов из Ирана, египетских стеклянных кубков, украшения из Хорезма, Византии, Руси. Тесные связи сложились у Бирки с Восточной Европой. Наследницей Бирки в X—XII вв. стала Сигтуна (на оз.Меларен). Важными пунктами транзитной торговли с востоком стали в это время — и надолго — острова Готланд и Эланд. К концу эпохи викингов эти ранние скандинавские города почти все исчезли.
    Большую роль и перспективу получил иной тип раннего города: старый племенной и новый областной центр, где созывали тинг, отправляли языческие обряды, а с принятием христианства были устроены христианские учреждения, где издревле собирались ярмарки, а затем стало все более сосредоточиваться ремесленное население. Это Уппсала, Скара, Линчёпинг, Тельё (Сёдертелье) и др. в Швеции; Роскилле, Виборг, чуть позднее Орхус, Ольборг, Рибе и Шлезвиг (Ютландия), Оденсе (остров Фюн), Копенгаген (Зеландия), Лунд (Сконе) — в Дании; в Норвергии с конца Х в. функционировал Нидарос (Тронхейм), с XI в. — важный атлантический порт Берген, а также Ставангер и Тёнсберг, с середины XI в. — Осло.
    С самого начала именно города становятся центрами областной администрации, монетной чеканки, церковными центрами. Появление в скандинавских странах собственных монет поднимало престиж государей внутри и вне страны. Монетная чеканка развивалась как королевская регалия и стала существенной статьей доходов казны.
    История государства также отражает глубокие перемены, происшедшие в хозяйственной организации и социальных отношениях северо-европейского общества. Как отмечалось, в эту эпоху возникла в первичной форме верховная регальная собственность на землю — право, которое король реализовал в интересах господствующего класса. Королевские пожалования разрушали родовую и болыпесемейную земельную собственность, ускорялось развитие малых семей. Большая семья, однако, все еще оставалась реальной общностью скандинавского мира. Она регулировала распоряжение родовой землей (арв, одаль), защищала права родичей на преимущественное ее приобретение. Сохранялись право кровной мести и элементы родового семейного права: например, глава семьи распоряжается жизнью детей. Но большая семья (или род — этт) в это время все более теряет общую производственную функцию. Реальной производственной ячейкой постепенно становятся малые семьи, дворы которых зачастую создавались неподалеку от первоначальной усадьбы, иногда образуя совместную с ней деревню — поселение соседей, т.е. соседскую общину.
    С развитием малых семей росла потребность в земле, появилось понятие приобретенной, в том числе купленной, земли. Складывание малой семьи и индивидуальной собственности вело к изменениям в социальной организации Северной Европы. В эпоху викингов она вступала еще с "варварской" структурой. Обогащаясь в походах, знать резче отделилась от массы рядовых свободных. Усадьбы знати были намного крупнее и богаче крестьянских. В Норвегии они имели выразительные названия: "Жилище благородного", "Богатый дом", "Большой дом" и т.п. Над местом захоронения знатных людей насыпали огромные курганы, их и сегодня можно видеть в центрах ранней скандинавской государственности — около Уппсалы и в районе Осло-фьорда. Разбогатевшие представители знати превращаются в крупных землевладельцев, особенно с XI в.
    Одновременно изменяется характер хозяйственной организации имений. Если в VIII в. основной, если не единственный, тип зависимого работника в поместье — трэль, домашний раб, то к середине XI в., хотя трэли сохраняются, но земельное хозяйство имений ведется уже в значительной мере трудом держателей — зависимых крестьян. Крупные имения приобретают структуру феодальной вотчины: сочетание домена и наделов держателей. В результате к концу эпохи викингов социальный характер господствующего слоя изменяется. В его ряды вошла служилая знать, отчасти сливаясь с родовой, отчасти вытесняя ее. Она опирается на поддержку королей и эксплуатирует бондов на территории своих кормлений. С XI в. в господствующий класс вливаются церковники. Аристократия конца эпохи викингов — это преимущественно крупные землевладельцы, эксплуатирующие труд зависимых крестьян и обладающие политической властью. Однако крупные вотчины с доменом в Швеции и Норвегии не имели тогда заметного распространения, земледелие все еще не стало господствующим, земельные владения знати имели дробную структуру, преобладающей формой ренты был натуральный оброк. Все это не способствовало развитию личной зависимости крестьян, вспомогательной рабочей силой были рабы, отчасти сезонные наемные рабочие. Опираясь на местные обычаи, языческие верования и глубокое недовольство бондов исчезновением прежних свобод, родовая знать еще долго оставалась в Скандинавии значительной общественной силой. Более сильным молодой класс феодалов был только в Дании, с ее крупными поместьями.
    В конце эпохи викингов бонды составляли все еще наиболее значительную часть населения Северной Европы. Однако реальный смысл термина "бонд", как и действительное положение бондов, также меняется. Теперь бонд — это простолюдин, "мужик". Исполнение публичных обязанностей — участие в ополчении и тинге — для глав малых семей стало обременительным. На тинг теперь собирались только их представители, в армии ведущее место все более занимали профессиональные воины. Таким образом, бонды в массе своей теряют полноправие, становятся объектом государственной эксплуатации в форме ренты-налога.
    Бонд по-прежнему участвовал в сходе соседской общины, в решении местных судебных и поземельных дел. Но лишь немногие богатые бонды были причастны к управлению и могли нести воинскую службу. К концу эпохи викингов они превращаются в особую социально-правовую прослойку "лучших людей", "могучих бондов" или "хольдов", составивших основу будущего рыцарства — опоры королей в противовес местной знати.
    Бонды Норвегии рассматривали введение постоянных налогов в соединении с ленной системой как "отнятие одаля" (приписывается королю Харальду Прекрасноволосому) — их исконной собственности, источника их полноправия. Владение одалем постепенно становится признаком "благородства". В это же время появляются и свободные бедняки, вливавшиеся в категорию "лишенных" — лёскеров (преимущественно выходцев из бывших трэлей). Они нанимались в батраки, либо арендовали землю у господина. Не обладая недвижимостью, такой поселянин не имел и полных прав даже в общине. Все же даже к концу XI в. основная масса бондов еще сохраняет землю и личную свободу.
    Изменения претерпел и слой домашних рабов-трэлей. К середине XI в. этот слой включал несколько групп лично зависимых людей. Собственно трэли (в латиноязычных документах — сервы) были преимущественно челядью, дворовыми, состоявшими под началом зависимых же управляющих — брюти. Наряду с ними в господских имениях жили находившиеся в личной поземельной и судебной зависимости крестьяне, наследники колонов — фостре, обязанные господину оброком и барщиной. В эпоху викингов слой фостре значительно разрастался, особенно в ходе внутренней колонизации, освоения новых земель (нуодлингов). Многие из них держали жилище без пашни, возможно, с огородом "участок с хижиной", зачастую оплачивая его промысловыми и ремесленными барщинами. Очевидно, что к XI в. за собирательным термином "трэли" в Скандинавии уже скрываются как домашние рабы, так и зависимые крестьяне, отдельные группы которых вполне сопоставимы с лично и поземельно-зависимыми западноевропейскими крестьянами того же времени. Без учета обширной прослойки трэлей и ее эволюции невозможно восстановить и понять историю феодально-зависимого крестьянства в странах Северной Европы. В частности, нет сомнений, что значительная широта сервиального слоя в северных странах эпохи викингов замедляла закабаление там свободного крестьянства. А особенности положения держателей-трэлей повлияли позднее на положение свободных срочных держателей в данном субрегионе — ландбу, складывание которых как отдельного слоя крестьянства началось к концу периода.
    Таким образом, к концу раннего средневековья процесс формирования класса феодально-зависимого крестьянства в Скандинавии уже развернулся, а в Дании достиг заметных успехов. Бонды постепенно подпадали под централизованную государственную эксплуатацию, тогда как сеньориальная эксплуатация была еще развита слабо. Поэтому крестьянские антифеодальные движения в Северной Европе (как и в Англии) этого времени приобретали характер прежде всего антиправительственных мятежей, основной силой которых были свободные крестьяне, но нередко участвовала в них и родовая знать. Так, около 995 г. бонды Треннелага (Норвегия) выступили против своего правителя ярла Хакона, возмущенные его вымогательствами и нарушением их прав; ярл был убит своим рабом, бонды же приняли участие в выборах нового короля. В 1086 г., во время народного антиналогового восстания в Дании, был убит король Кнут (Святой).
    Хотя к концу раннего средневековья в Скандинавских странах возобладал феодальный уклад, феодальные отношения в целом были далеки от завершения, сохранялись пережитки родоплемениого строя. Не сложился полностью класс феодально-зависимого крестьянства, значительной оставалась роль свободных землевладельцев — бондов и родовой знати, сохранялись пережитки большой семъи и многие родовые этико-правовые нормы, не развились вассально-ленные отношения. Не были упорядочены престолонаследие, государственный аппарат, армия, налоги. Большую живучесть обнаружили языческие верования. В этот период ярко проявилось сочетание традиционных местных устоев с сильным, почти постоянным влиянием более феодализированной континентальной Европы, без учета которого развитие Северной Европы не может быть понято.
    Ведущее место в развитии феодальных отношений принадлежало Дании. К концу эпохи викингов их развитие усилилось. В социальном отношении несколько отставала Швеция. Североевропейская архаичность оказалась закрепленной в Исландии. В Финляндии еще господствовал родоплеменной строй, она раздиралась борьбой между племенными союзами, что способствовало успехам первых "крестовых походов" шведов на финский берег (с середины XI в.).

   1. Карл, керл (древнегерм.) - "мужик", "простолюдин". Бонд (от древнесканд. "бу" - поселение) - свободный, незнатный поселенец-общинник, впоследствии крестьянин.
   2. "Викинг" - воин. Этимологию этого наименования чаще всего связывают с термином "вик" - поселение, залив, бухта, торговое (или иное прибрежное) местечко, лагерь.
   3. Архив К.Маркса и Ф.Энгельса. Т.VIII. С.324. (Подчеркнуто К. Марксом).



Важно знать о Норвегии А.А.Сванидзе - ВОЗНИКНОВЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЕ


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics Counter

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЕ Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru