Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/О Норвегии/Россия - Норвегия/Норвежское искусство эмали/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:




Конституция НорвегииКраткая информацияГосударственная символика
Государственные структурыСоциальная политикаНациональные особенности
Судебная системаПравовая системаЭкономика Норвегии
СтатистикаЭкологияСтатьи о Норвегии
Религия и церковь НорвегииВнешняя политикаЛицом к лицу
СобытияВладения НорвегииПолитические партии Норвегии и политики
Норвежский бизнесКоролевский ДомНорвежский язык
Россия - Норвегия CаамыПрофсоюзное движение

Норвежское искусство эмали

Расцвет норвежского искусства эмали в конце XIX века связан прежде всего с учреждением фирмы золотых и серебряных дел мастера Якоба Тострупа в Кристиании в 1832 г. Годом раньше Тоструп вер-нулся из Санкт-Петербурга, где находился на обу-
чении в 1830–1831 годах. Тоструп был наслышан о блестящем ювелирном искусстве Санкт-Петербурга и, наверное, о сногсшибательной карьере своего соплеменника Ивера Винфельта Буха из Драммена, родившегося в 1749 г. Ивер Бух попал в Россию при Екатерине Великой, и известно, что он был ее протеже и любовником, и она богато наградила его
в своем завещании (Polak 1963: 23–26). Бух выполнил для императрицы множество заказов, в том числе изумительную золотую чашу, отделанную 1350 бриллиантами и геммами из сокровищницы самой императрицы. После смерти Екатерины Великой в 1796 г. Бух был самым известным ювелиром в Санкт-Петербурге, и Павел I заказал ему в 1796–1802 гг. большой серебряный гарнитур для тронного зала Марии Федоровны в Михайловском замке: люстру с двенадцатью светильниками, два столика на консолях, шесть канделябров, восемь настенных орнаментов и роскошную вазу. Большая часть этого гарнитура выставлена сейчас в малом тронном зале Эрмитажa (Inventory 1907: 522).
Якобу Тострупу в Санкт-Петербурге также сопутствовала удача. Он попал в обучение к придворному ювелиру Карлу Хейну и принял участие в изготовлении большого серебряного самовара для брата императора и двенадцати подсвечников с четырьмя светильниками для наследника престола. К сожалению, Хейна посадили за мошенничество, и Якоб попал в обучение к ювелиру Антону Кристиану Иверсену, однако летом 1831 г. в Санкт-Петербурге началась эпидемия холеры, и ему пришлось вернуться в Кристианию (Tostrup 1830–1831: письмо от 14.08.1831). В 1832 г. он продемонстрировал свой первый шедевр и открыл собственную мастерскую. Тоструп научился в Санкт-Петербурге самым современным методам работы и привез с собой 52 штампа – фигурки и орнаменты – для массового производства (Tostrup 1830–1831: письмо от 14.08.1831). Он использовал их и открыл одну из первых в Норвегии ювелирных фирм, которая вскоре стала ведущей фирмой в стране.
У нас нет свидетельств того, что Якоб Тоструп работал с эмалью, однако этим занимался его сын Улаф, к которому в 1880 г. перешло руководство фирмой. В 1881 г. он выполнил несколько значительных работ из эмали, норвежских полудрагоценных камней и позолоченного серебра, напоминающих по стилю роскошные русские образцы того же времени. В 1881 г. Улаф привлек к работе своего молодого друга, дизайнера Торольфа Прютца, поручив ему некоторые работы. К несчастью, через год Улаф скончался, и Якобу пришлось снова взять на себя руководство фирмой. В 1884 году Прютц стал компаньоном Тострупа.
В том же году Прютц поехал на большую Венгерскую выставку эмали в Будапешт. Его внимание привлекло прежде всего восточноевропейское и русское искусство перегородчатой и витражной эмали. Он сразу понял, что это искусство может быть соединено с норвежской техникой филиграни, но столкнулся с большими трудностями и чуть было не отказался от своей затеи. Через четыре года, в 1888 г., он, наконец, смог представить несколько небольших удачных работ в технике перегородчатой эмали на Выставке прикладного искусства и промышленности Северных стран в Копенгагене (Kielland 1932: 104–116). Здесь ему также представилась возможность познакомиться с большим собранием новейших русских изделий из эмали, выставленных в российском павильоне.
В статье, опубликованной в журнале «Tidsskrift for Kunstindustri», подчеркивалось, что «национальная идея, эта современная идея, вызвавшая так много споров и разногласий, в России дала жизнь тому, что мы напрасно искали, – новому стилю. Стилю, который уходит корнями в давние народные традиции, проистекающие из строгой византийской школы, и который в будущем, возможно, достигнет невероятных высот и великолепия» (Ahrenberg 1888: 171).
Писали также, что все богатство российского орнамента было почерпнуто из деревянного зодчества (Ahrenberg 1888: 171), так же как и в Норвегии, где сюжеты стиля «дракон» были взяты из дизайна деревянных церквей и кораблей викингов (Schiшdte 1888). Особенным успехом пользовались фирмы Хлебникова, Грачева и Овчинникова, представившие целый ряд выдающихся работ в технике эмали. Особое восхищение вызвали витражные эмали, выполненные в сложной технике, которую впоследствии имитировали Тоструп, Давид Андерсен и Мариус Хаммер в Бергене. Среди работ Овчинникова особо отмечались, прежде всего, шкатулка с крышкой в технике витражной эмали, а также графин с оправой из витражной эмали, что также позднее имитировали Тоструп и Давид Андерсен. У Овчинникова Музей декоративно-прикладного искусства из Кристиании купил ковш из витражной эмали и красивую большую вазу из перегородчатой эмали, которые впоследствии вдохновляли норвежских ювелиров, работавших с эмалью.
Отдел норвежского ювелирного искусства на выставке получил высокую оценку критиков.
Так, Шёдте писал: «Необычайной красотой отличаются работы норвежских ювелиров», – и особо хвалил работы Тострупа в технике филиграни и эмали (Schiшdte 1888: 163). Он назвал также Давида Андерсена, который открыл свой магазин в 1876 г.
и представил на выставке несколько небольших солонок, инкрустированных эмалью. Как Торольф Прютц в мастерской Тострупа, так и Юхан Люнд в мастерской Давида Андерсена загорелись желанием изготовить изделия из эмали на уровне российских работ, и русские сами вдохновляли их: «В следующую нашу встречу вы превзойдете нас», – сказали они Прютцу (Kielland 1932: 116). В Копенгагене норвежцы продемонстрировали, правда, несколько работ в стиле «дракон», однако по форме эти изделия относились
к традиционным. Должно быть, именно разнообразие форм русских изделий – от ковшей до царского трона – вдохновило норвежских ювелиров использовать все богатство норвежского спектра форм: например, «пивных куриц» (ковшей для пива в форме курицы), кораблей викингов, деревянных коробочек и т.д.
Эта тенденция ясно прослеживается в большом количестве такого рода изделий, произведенных
в конце 1880-х годов и позже в мастерских Тострупа, Давида Андерсена и Мариуса Хаммера (Halйn 1992; Хален 1998).
В следующий раз норвежские и русские ювелиры встретились на Всемирной выставке в Париже год спустя. Многие критики отмечали, что изделия из эмали из мастерских Тострупа и Давида Андерсена фактически превосходили русские по форме и эле-
гантности. Так, Хенрик Грош писал в «Tidsskrift for Kunstindustri», что «норвежские работы фактически превосходят русские по разнообразию форм, богатству орнамента и чрезвычайной тщательности исполнения». Он подчеркивал далее, что техника перегородчатой эмали лучше всего подходит именно норвежцам, чем какому-либо другому народу, поскольку основывается на старинной норвежской технике филиграни (Grosch 1897). Так, Прютц сделал проект великолепной деревянной шкатулки и большой вазы, свидетельствующий о том, что мастерская Тострупа наконец освоила различные виды техники эмали, такие, как перегородчатая и сложная витражная эмаль. Люнд из мастерской Давида Андерсена шел за ними по пятам и изготовил в 1892 г. несколько шедевров из перегородчатой и витражной эмали. Вскоре после этого место Люнда занял Густав Гаудернак из Вены,
и фирма Давида Андерсена продолжила производство эмали на высоком международном уровне, причем многие работы делались в стиле, приближенном к русскому.
В 1890-х годах ассортимент предметов значительно расширился и наряду со значительным количеством серийной продукции изготавливалось также немало уникальных вещей очень высокого качества. Теперь, когда техника была окончательно усвоена, можно было позволить себе виртуозность. Среди первых крупных работ в технике витражной эмали Тострупа следует назвать вазу для цветов в русском стиле, которая с 1895 г. находится в Музее декоративно-прикладного искусства.
То, что искусство эмали в мастерских Тострупа и Давида Андерсена достигло высоких международных стандартов, – одно из самых интересных явлений в искусстве Норвегии на рубеже XIX–XX вв.
Оба главных дизайнера, Торольф Прютц и Густав Гаудернак, аккумулировали мировой опыт, а в стиле модерн их дарование проявилось в полной мере. На Всемирной выставке в Париже в 1900 г. ювелирная фирма Якоба Тострупа была единственной из скан-динавских фирм, получивших Гран При. Один французский критик писал, что витражные эмали настолько хороши, что их следовало бы поместить в золотую рамку (Havard 1900). Вся коллекция была продана, но, к счастью, местонахождение некоторых вещей удалось установить. Эти вещи демонстрируют, что Торольф Прютц черпал вдохновение у россий-
ских мастеров эмали, особенно у Фаберже, который в то время считался лучшим ювелиром в Европе. Прютцу, конечно же, были известны пасхальные яйца, которые Фаберже начал делать для царя Александра III в 1884 г. Сходство между пасхаль-
ными яйцами работы Фаберже и работы Прютца 1899 г. поразительно, и потому Прютца нередко сравнивали с его знаменитым российским предшественником.

Автор: Видар Хален

Опубликовано: БНИЦ/Шпилькин С.В. 



Важно знать о Норвегии Видар Хален - Норвежское искусство эмали на рубеже XIX-XX веков: вдохновение из России


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics Counter

Норвежское искусство эмали Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru